Краткое руководство по умным персонажам. Часть 3
Вернуться ко второй части или перейти к первой.


Объясняя другие вселенные
В «Неиспользуемости уязвимостей» я описал, как Азкабан мог появиться в МРМ только потому, что это изобретение Роулинг, а не мое. Можно обобщить это явление: есть авторские решения, которые вы не можете сделать сами и которые только автор может сделать для вас.

Введение Даров Смерти и их значение в МРМ я смог сделать только потому, что Роулинг уже сделала семейным девизом Поттеров «Последний враг истребится — смерть». Я никогда не смог бы изменить значение этого предложения из девиза Поттеров, не будь этого в каноне! Можете вы представить негодование читателей? Можете вы представить, как громко бы кричали люди «Двигатель сюжета!» или «Нет, это слишком уж удобно!» и «Это вообще неправильно, трансгуманизм не то, что передается от родителей и что можно унаследовать, это решение, которое мы принимаем сами!» И они были бы правы, не будь этой эпитафии на могиле Джеймса и Лили.

Поскольку надпись была на надгробном камне Поттеров, было бы неправильно, если бы я переиначил и придумал ее сам, сделав бы моментом святости, неожиданного эхо сквозь время. (Что внутри истории должно было вовлекать магию, пророчество, судьбу или что-то еще, потому что внутри истории подобные вещи не могут быть простым совпадением. Даже когда в реальности Роулинг поместила эти слова на надгробный камень без мыслей о МРМ.)

И глубже: чтобы каким-то образом объяснить и раскрыть наблюдения, что уже были в истории, так, чтобы сделать их правдоподобнее. Мне не пришлось оправдывать семейный девиз Поттеров или думать, как бы выкрутиться с ним красиво, потому что он уже был подходящим. Это было нечто, что ощущалось правильным для меня, иметь предположение Гарри насчет дементоров, которое я не ощущал бы, если бы Роулинг не заложила его в наблюдения.

Есть то, что ощущается естественным в использовании законов и объяснении фактов, что некто заложил их, возможно потому, что это привязывает сходство к реальному вызову, что мы бросаем против Природы.

Один из путей для такого ощущения — это путь хорошей фантастики и фэнтези: иметь малый набор заранее заданных условий, таких ужасных, что к моменту, когда они переходят в проблемы и загадки, вы не чувствуете, что вы выбрали их, потому что они проистекают из закона.

Но этот путь труден и работает не для всего. Есть простые законы, которые вы можете определить для путешествий во времени, и тогда все следует из этого; но нет простых законов, что создают дементоров, или Азкабан, или надгробный камень Поттеров.

Так что другой путь — это писать истории внутри чьей-то еще вселенной и следовать наблюдениям этой вселенной, пока вы не начнете давать свои собственные ответы на ее загадки и выводить дальнейшие факты, которые требуются для ваших ответов как фоновые истины.

Вот так и создаются рациональные фанфики.

Разрешимые загадки
Одним из главных сюрпризов при написании МРМ для меня было то, насколько сильно я недооценивал Иллюзию Прозрачности.

Иллюзию прозрачности можно наблюдать в экспериментах, где человеку говорят выстучать пальцами ритм мелодии (не такой, какая сразу приходит на ум, но все же достаточно известной), а потом предлагают оценить вероятность того, что другой человек поймет, что это за мелодия. Если человек оценивает вероятность в 50%, то на деле результат оказывается в районе 2%. Примерно так же люди считают, что разница в их искреннем «да» и саркастичном «да» куда заметней в телефонном разговоре, нежели на самом деле.

Иллюзия прозрачности постоянно напоминала о себе, пока я писал МРМ:

Некоторые вещи, которые я считал очевидными и вовсе не планировал делать загадочными, которые, согласно моей оценке, должны были сразу приходить на ум среднему читателю, становились предметом жарких дискуссий.

Ключи, которые я выкладывал практически на самое видное место и которые могли быть сюрпризом разве что среднего уровня в момент осознания, судя по обсуждениям, не замечались большинством людей. Читатели предлагали идею, которую я изначально закладывал, значительно реже, чем другие, или же она вообще появлялась только после раскрытия загадки, при том что к этому моменту свидетельств было уже достаточно, чтобы убедить среднего судью.

Те моменты, что я полагал тонкими настолько, чтобы десятая доля читателей догадалась о них уже при втором прочтении, замечались только единицами из сотен, а то и вообще пропускались, пока кто-то лишь спустя несколько лет не поднимал про них тему, получая в ответ волну скептицизма.

Следует заметить: несмотря на то что может показаться, будто я упрекаю своих читателей в недостатке интеллекта, это не так — часто читатели предлагали альтернативные гипотезы происходящего в истории, о которых я никогда и не думал. Например, что Квиррелл — это Гарри, вернувшийся во времени, и именно поэтому они не могут касаться друг друга, ведь, как я сам писал в 14 главе, обращенная во времени материя ведет себя как антиматерия, и именно этим объясняется ощущение обреченности, описанное в 16 главе. Это вполне обоснованная гипотеза, хотя мне она никогда не приходила в голову! Меня ослепило знание реальных фактов моей истории; я знал, что происходит, и поэтому не ощущал неопределенности и любопытства, которые могли бы помочь мне увидеть валидные альтернативные гипотезы (весьма важный урок!).

Это дало мне возможность представить вам Новый Улучшенный Рецепт встраивания загадок, уловок и свидетельств в вашу историю.

Прежде всего определите те по-настоящему важные для сюжета фоновые факты, которых, с вашей точки зрения, персонажи не знают и на которых текст не должен делать явный акцент до самой развязки.

И не делайте абсолютно ничего, чтобы скрыть их. Никаких ложных путей, если не считать тех, что антагонисты истории могли подготовить для обмана героев. Не прячьте улики и свидетельства, даже если они кажутся вам чересчур очевидными. Не волнуйтесь, что читатель догадается слишком рано. Просто позвольте фактам истории отбрасывать какие угодно вопиюще огромные тени, пока история попросту не выплюнет буквальную истину прямо в текст.

Благодаря иллюзии прозрачности это все будет трудней заметить и свести в общую картину, чем вам кажется. Все это будет загадкой, которую внимательные читатели будут обдумывать по мере прочтения истории.

И даже тогда не факт, что большинство читателей заметят загадку до того, как история закончится, что им вообще придет в голову задать вопрос, пока персонажи истории явно не задумаются об этом сами. Если загадка кажется вам важной для сюжета, вам придется заставить персонажа упомянуть о ней (пусть даже он не сумеет решить ее из-за недостатка данных или просчета в мышлении), чтобы читатель точно был в курсе существования загадки.

Это не значит, что читатели глупее вас. Так происходит вследствие того, что читать получается быстрее, чем писать. Если в тексте нет прямого указания остановиться и подумать над определенным предложением, то человек продолжит читать. И даже если явно сказано, что предложению стоит уделить внимание, читатель все равно пойдет дальше. Если заставить персонажа подумать «Хм…что-то не так в этой истории, мне нужно остановиться и поразмыслить…», как вы думаете, что сделает читатель? Правильно, продолжит читать, чтобы узнать ход размышлений персонажа.

Теперь я способен создавать куда более тонкие улики, нежели крик во все горло, и при этом быть уверенным, что их заметит больше одного читателя, но это только потому, что у меня есть сообщество из тысяч читателей, которые анализируют МРМ. Я действительно был впечатлен тем, насколько увеличивается мощь способности читателей находить свидетельства, если они собираются в сообщество. Господствующие теории существенно улучшились, скорость обнаружения свидетельств возросла, если сравнивать с теми временами, когда комментарии к главам оставляли только единицы. Появление сообщества было моментом, когда я реально увидел доказательство мощи коллективного интеллекта, потому что это единственный случай, где у меня были все верные ответы, но я держал их в секрете и смотрел, как другие люди пытаются найти их в течение нескольких лет, используя две формы общественной структуры, позволяя мне сравнить их эффективность в поиске истины.

Подлинная мораль здесь в том, что если у вас нет большого организованного онлайн-сообщества, анализирующего вашу работу, не стоит прятать свидетельства слишком хорошо, если вы хотите, чтобы читатели надежно разобрались в чем-то, особенно при первом прочтении.

Реальное обучение
МРМ, 23 глава:

«— Однако, — сказал Гарри, — это только одна из гипотез. Предположим, что в рецепте есть единственная пара, в которой записано, волшебник ты или нет. Только одно место для «магических» или «немагических» бумажек. Тогда есть только три варианта. Обе бумажки «магические». Одна бумажка «магическая», а другая — «немагическая». Или обе бумажки «немагические». Волшебники, сквибы и магглы. Магглорождённые тогда будут рождаться не у настоящих магглов, а у двух сквибов — у двух родителей, у каждого из которых в рецепте по одной «магической» и одной «немагической» бумажке. Теперь представь, что ведьма выходит замуж за сквиба. У каждого ребёнка всегда будет по одной «магической» бумажке от матери, не важно, какая из них будет выбрана случайным образом. Но, как и при подбрасывании монеты, в половине случаев у ребёнка будет «магическая» бумажка отца, и в половине — «немагическая». Если верна предыдущая гипотеза, у детей от этого брака был бы слабый магический дар. Но в данном случае — половина будет волшебниками и ведьмами, по силе равными матери, а половина — сквибами. Ведь если в рецепте только одна пара, определяющая, волшебник ты или нет, то магия — это не стакан мелких камушков, которые могут перемешиваться. Это один волшебный камешек, камень мага.

Гарри выстроил три пары бумажек: на одной написал «магия» и «магия», на другой написал «магия» только на верхней, а третью оставил пустой.

— В этом случае, — сказал Гарри, — у тебя либо есть два камня, либо у тебя их нет. Ты либо волшебник, либо нет. Могущественными волшебниками будут более обученные и опытные. И если волшебники становятся слабее от природы, не из-за утерянных заклинаний, а из-за утраченной способности их творить… что ж, может быть, они питаются как-то не так или ещё что. Но если этот процесс постепенен и неуклонно продолжается на протяжении более восьмисот лет, это может значить, что сама магия уходит из мира.

Гарри выстроил ещё две пары бумажек и достал перо. Вскоре в каждой паре было по одной «магической» бумажке и одной пустой.

— Что приводит меня к следующему предположению, — сказал Гарри. — Что происходит, когда женятся два сквиба? Подбрось монетку дважды. Могут получиться: орёл и орёл; орёл и решка; решка и орёл; решка и решка. В четверти случаев получается два орла, в четверти — две решки, а в половине случаев получится один орёл и одна решка. Так и с семьями сквибов. У четверти детей будет «магия-магия» — волшебники. У четверти — «немагия-немагия», магглы. А оставшаяся половина будет сквибами. Это очень старая классическая схема. Обнаружил её Грегор Мендель, которого до сих пор помнят, и это открытие стало первым шагом к разгадке секретов крови. Каждый, кто знает хоть что-то о науке крови, узнает эту схему в мгновение ока. Она не будет точной, ведь нельзя с уверенностью утверждать, что, подбросив монетку дважды сорок раз, ты получишь ровно десять пар орлов. Но если волшебников от семи до тринадцати из сорока детей, то это уже веское свидетельство. Поэтому я и хотел, чтобы ты собрал эти данные. Давай теперь на них посмотрим.

И, не дав Драко опомниться, Гарри Поттер выхватил пергамент у него из руки.

У Драко пересохло в горле.

Двадцать восемь детей.

Он не помнил точно, но около четверти из них были волшебниками…»

Если бы мне пришлось выделить шесть навыков, необходимых для описания реальной науки в художественном произведении — только кратко, не развернутые описания, но по крайней мере описать на что они были бы похожи, чтобы они могли сказать вам, плывете вы или тонете:

1) Знать материал на уровень выше того, чем появляется в истории. Генетика Менделя была отправной точкой для современной генетики, и она невероятно проста по сравнению с современной генетикой популяций, включающей сложные математические расчеты. Я узнал о Менделе, когда читал «The Coil of Life» в возрасте десяти лет, и я предположил, в интересах произведения, что Гарри сделал то же самое. Вам не нужно знать досконально современную генетику или даже уравнение Прайса, чтобы выписать мысли Гарри. Вам нужно знать Менделя и знать достаточно хорошо, чтобы убедиться, что ваш персонаж понимает его правильно.

Чтобы убедиться в своем твердом знании, постарайтесь изучить по крайней мере один уровень выше того, что используется в истории. Вам не нужна степень доктора в генетике популяций, однако было бы мудро знать достаточно о генах, фенотипах и хромосомах, что генетика Менделя является для них частным случаем, а не для какой-то продвинутой штуки, которую можно прочитать в научно-популярных книгах. (Персонаж может прочитать только популярную книгу, я так моделировал Гарри, но мне нужно было разбираться лучше.)

2) Быть готовым увидеть, как материал будет реализован в истории. Корень этого навыка в принципе Ричарда Фейнмана «Смотрите на воду!», описанном в http://v.cx/2010/04/feynman-brazil-education.html (прим. пер. — русский перевод можно прочитать тут http://www.abitura.com/modern_physics/Feynman1.html), о котором вы должны пойти и прочитать прямо сейчас.

Один из путей тренировки навыка «Смотри на воду!» — то, что на CFAR называется упражнением «Понедельник-Вторник». В понедельник телефоны работают посредством радиоволн. Во вторник они работают на магии (на любой из магических вселенных, какой захотите, хоть из «Баффи — охотницы на вампиров»). Насколько разными бы выглядели понедельник и вторник? Как бы вы распознали, в какой вселенной вы сейчас находитесь? Представьте альтернативы научным принципам, которые вы знаете, спросите, насколько иным выглядел бы мир, будь эти альтернативы истиной.

3) Вы должны владеть искусством релевантности; это способность увидеть точно те аспекты знания, которые необходимы для определенного вывода, или нужный набор шагов в мышлении, а потом включить только те вопросы и идеи, что относятся к сюжету. Вам надо использовать искусство релевантности, чтобы понять: ненужно включать тот факт, что люди имеют 23 пары хромосом, в слова, которые Гарри говорит Драко — что процесс мышления при этом будет протекать точно так же и в альтернативном мире, где у человека 90 хромосомных пар — и поэтому нет необходимости упоминать это, даже если этот факт является первым, что приходит вам в голову при упоминании генетики.

К сожалению, я не знаю, как нормально тренировать эту способность, это, похоже, общая проблема — большинство людей обычно вставили бы факт «у человека 23 хромосомы», даже если бы это не было критично для истории. (Я часто говорю о редком использовании данного искусства.) Базовый тест здесь заключается в том, что для любого научного факта, который вы хотите объяснить, вы должны спрашивать себя, насколько иной была бы ваша история, если сам факт был бы другим. Если это приводит к тому, что ваш мозг выбрасывает ошибку, а не выдает ответ, смотрите навык 2.

Без способности сокращать объяснения путем переформулировки и уничтожения отсылок к более продвинутым идеям, нежели чистый минимум, нужный для сюжета, Гарри бы пытался объяснить Драко, что такое «хромосома». Если Гарри может применить принцип «Смотри на воду!» и просто показать на два кусочка бумаги вместо этого, что заменяют абстрактные рассуждения, продвинутые идеи хромосом с конкретными иллюстрациям не будут обладать всей своей полнотой, но будут достаточно хороши для поддержки сюжета и облегчения написания текста.

4) Вы должны быть в состоянии объяснить вещи своими словами, причем на более высоком уровне, нежели от вас просят учителя в эссе. Гарри, в вышеприведенном случае, ни говорит ни единого слова о «генах», или «хромосомах», или «признаках», или «рецессивной», или «аллели». Также Гарри не определяет своими словами эти же вещи. Гарри не пытается определить, что «рецессивный признак» значит в общем смысле, чтобы он мог воззвать к этой стандартной нотации «рецессивных признаков» как авторитету для его вывода, что одна четвертая детей сквибов должны быть волшебниками. Поиск по кэшу сказал бы, что это следствие «рецессивных признаков», поэтому если использовать это словосочетание, вы просто воззовете к этому и попытаетесь рассказать, как вообще работают «рецессивные черты». Это означает, что вы не сможете применить навык релевантности, пока вы сначала не научитесь обходить поиск в кэше.

Гарри показан переводящим Менделя из концептов, вычитанных в The Coil of Life, не просто в другие слова, или в более конкретные и немедленные идеи, однако (что является более высоким уровнем навыка) в демонстрацию с кусочками бумаги. Потому что беглость с использованием простейших или более конкретных идей вместо стандартных кэшированных помогает Гарри убрать идеи, которые Драко не нужно знать прямо сейчас, уменьшить общий объем объяснения и сделать это менее похожим на университетскую лекцию, переложенную в текст.

Чтобы улучшить ваш уровень в этом навыке, используйте Табу Рационалиста (другое название того же навыка).

5) Быть способным представить, на что похоже не знать материал, без того чтобы быть глупым. Моделировать читателя, к которому хотите достучаться, или моделировать персонажа, который должен обучиться, требует того же вида эмпатии, что и при создании реалистичных злодеев и прохождения Идеологического Теста Тьюринга. Ваша эмпатия должна быть способна выйти из сейфа, уютных пределов вашего разума, где определенные идеи уже известны и определенным принципам уже оказано доверие.

Вот почему Драко не кивнул тут же и не согласился с Гарри, после объяснения «статистической значимости» (таким образом показывая великое доверие статистической значимости, которое любой умный человек должен показать, как только ему объяснят идею), вот почему не уставился недоуменно на Гарри, когда тот сказал «статистическая значимость» (потому что любой, кто не понимает этого, не имеет внутренней жизни). Вы должны выписать Драко как подлинно чуждый разум, разумный и способный общаться на сложном языке, но при этом не знающий, что такое ген. Вы должны оставить уютные пределы вашего сознания и войти в сознание с другими идеями и эвристиками, сознание, у которого все еще мощный интеллект и которое не согласно с вами в определенных вещах. Вы должны объяснить все читателю, которому в лице Драко объясняет Гарри, две проблемы, отражающие друг друга.

6) Вы должны быть способны объяснить технические идеи другим людям. Это навык. Его можно практиковать. Я не всегда справляюсь с этим, и некоторым людям я все еще не в состоянии что-то объяснить, но я становлюсь со временем все лучше. Вы можете практиковать это лично и получать обратную связь. Вы можете практиковать это через блог и получать комментарии. Вы можете практиковать это с уважением к определенному знанию, что должно появиться в вашей истории — просто найдите кого-то и попытайтесь объяснить те же факты, что должна объяснить история, но без ее контекста.

Это шесть навыков, которые нужны для помещения реальных знаний того типа, что читатель на самом деле может получить, в историю без того, чтобы разрушать течение истории дополнительной сложной частью. Объяснять науку так, чтобы людям было легко ее понять — с этим часто не справляются и в школе. Необходимость вставить знание в историю, без того чтобы нарушить течение этой истории, привносит дополнительную сложность.

Ключ к этому опять же в релевантности. «Релевантность» не значит «ассоциируемая с чем-то», это значит «сюжет пошел бы по-разному в зависимости от этого». Предположим, что вы говорите: «Ну, я хочу поработать над наукой тут…и Драко волнуется о чистоте крови… так что я заставлю Гарри объяснить о ДНК, этих маленьких спиралях внутри людей, поскольку это релевантно чистоте крови». На самом деле нет. Это ассоциативно связано в вашем сознании с наследственностью, но это не релевантно сюжету. Предположим, что ДНК была бы маленькими кубиками, а не спиралями, и звалась бы не ДНК, а ПРОВРАМ. Была бы глава 24 другой? Нет. Так что это не релевантно сюжету.

С другой стороны, если бы человеческие хромосомы были бы триплетами, а не парами, законы Менделя были бы другими и два альтернативных аллеля для «магия-немагия» не значили бы три разных фенотипа полной магии, полумагии и немагии. Гарри не говорит «хромосомы идут парами» — это слишком сложное объяснение для ситуации, пусть даже и верное — но Гарри кладет два кусочка бумаги друг напротив друга, чтобы объяснить законы Менделя. Чтобы облегчить привнесение науки в историю, должен быть случай, где, будь наука другой, и сюжет был бы другим. Это то, что заставляет читателя проявить интерес к науке.

Когда вы придумываете вашу магическую систему, включающую руны, которые имеют Цвет и Элемент, или что угодно, их законы естественно релевантны к вашей истории. Есть авторы фэнтези, которые терпят неудачу даже здесь, изобретая системы, которые не имеют отношения к сюжету. Однако на некотором уровне явно проще иметь свою собственную магическую систему, которая будет релевантна к вашей истории, нежели приспосабливать историю к генетике Менделя.

Итак, если есть возможность, то нет нужды придумывать что-то дополнительно! Большая часть релевантной науки в МРМ была вставлена по возможности, а не заранее задумана стратегически из желания научить ей. Я не начинал с генетики, изобретая потом под нее 24 главу. Менделевское объяснение пришло ко мне, когда я размышлял над Волшебниками, сквибами и магглами; и тогда этот фоновый факт, про который я решил, что он будет правдой, показался интересным открытием, которое Гарри мог бы сделать и проверить путем, который читатель мог бы понять (без технократии или сложной математики) и которое также было бы релевантно цели Гарри привлечь Драко Малфоя к науке.

Глава 6 вращается вокруг ошибки планирования, но я не начал с Урока Морали, сконструировав вокруг него главу. Я просто продолжил писать визит Гарри в Косой переулок, чтобы купить школьные принадлежности, просто позволив событиям произойти. В определенный момент мой мозг распознал ситуацию, где я явно подумал бы об ошибке планирования и использовал бы ее для калибровки своей собственной готовности с подходящим уровнем пессимизма, так что Гарри подумал и сделал то же самое, после чего я решил, что заголовком главы будет «Ошибка планирования», да и другие события главы подошли под это название.

В МРМ заголовок главы почти всегда приходил ко мне после того, как я начинал ее писать (исключая Стэнфордский Тюремный Эксперимент, который был большой аркой и требовал заголовка заранее; и вы можете заметить, что я не упоминал настоящий эксперимент до 60 главы, и то это была лишь ремарка).

Поэтому, если вы хотите включать науку в вашу историю естественно, без усилий, вы должны приобрести привычку постоянно искать научные факты, релевантные к вашей истории, в вашей собственной жизни — что может быть хорошей идеей и по другим причинам, отмечу между прочим, — и постоянно применять технику «Понедельник-Вторник», спрашивая, насколько другим выглядел бы мир, если бы наука была другой (также хороший план вообще, может помогать вам отмечать по-умному звучащие слова, которые при этом совершенно не относятся к истории.)

Тут вы можете задуматься об этом моменте, где производится попытка поместить Настоящую Науку или Настоящую Математику в историю на первое место. Это удваивает сложность — нужно одновременно и объяснить нечто, и не разрушить при этом течение истории. Так зачем пытаться делать это одновременно? Зачем практиковаться и получать навыки, чтобы учиться этому? Чего мы достигаем этим путем, почему он лучше?

Однажды я прочитал, не помню где, поговорку, которую помню до сих пор:

Документальная литература дает знание, а художественная литература — опыт.

Когда мы входим в художественный мир, мы не просто изучаем факты о персонажах и их мире, мы живем их жизнями и косвенно получаем их опыт.

Если вы практикуете и изучаете навыки как науки, так и художественного описания, вы можете сделать нечто, чего не могут сделать авторы обычных произведений — поместить читателя прямо на место персонажа, когда он использует науку так, как она должна быть использована. Вы можете разделить опыт (а не просто факты) того, что поможет понять и применять простую генетику Менделя.

Разумеется смыслом глав 22-24 не была генетика Менделя. Опыт научного поиска, формулирования альтернативных гипотез, понимания того, что они предсказывают, их проверка — вот настоящий опыт, который я хотел передать читателю. Если бы я хотел передать только генетику Менделя, я бы написал пост в блог с полезными диаграммами… или нет. Насколько хорош был бы пост в блоге? Если вы хотите, чтобы люди и правда задумались о рецессивных генах, в некоторых жизненных ситуациях, где это релевантно (будет ли у вашего ребенка риск генетического заболевания?), тогда чтение 23 главы может быть полезней блога с диаграммами, даже если диаграммы будут ясней, нежели то объяснение, что Гарри проводит в тексте.

23 глава пытается поместить вас на место того, кто использует генетику Менделя, применяя ее к пониманию ситуации вокруг. Даже цветные диаграммы, показывающие альтернативные аллели и фенотипы, не делают этого.

Если и есть нечто, что, я надеюсь, Серьезные Писатели взяли от МРМ, так это идея использования художественных произведений для передачи опыта когнитивных навыков.

Умные персонажи третьего уровня
Один из наиболее греющих мне душу отзывов о МРМ я получил на одном из сайтов признаний, не помню точно, на каком.

Заголовок изображения гласил: «Мой научный руководитель думает, что я талантлив. А я не осмеливаюсь ему сказать, что просто делаю так, как, по моему мнению, поступил бы ОН».

На картинке был изображен мальчик со шрамом, который щелкал пальцами.

(Чтобы все поняли: если вы можете представить ГДжПЭВ1 достаточно хорошо, чтобы узнать какие эксперименты он бы провел, и удивить этим вашего научного руководителя, то Принцип Винжа гласит, что вы по крайней мере столь же умны, как Гарри Поттер, живущий у вас в голове. Не похоже, чтобы ваша модель Гарри запускалась на каком-то еще мозге.)

За год до начала МРМ я определил термин «рационалистская литература» отсылкой к некоторым существующим работам, наподобие Мира Нуль-А от ван Вогта. Намеков на фанфикшен тогда еще не существовало (март 2009). У меня были только оригинальные истории в тот момент моей писательской карьеры.

В 2009 я сказал следующее:

«Когда вы смотрите на то, как работает Шерлок Холмс, вы не можете пойти и сделать это сами. Шерлок Холмс не оперирует каким-либо воспроизводимым методом. Он работает, волшебным образом находя нужные улики и волшебным образом соединяя верные сложные цепочки дедукции. Возможно, это так только для меня, но мне кажется, что чтение про Шерлока Холмса не вдохновит вас пойти и делать, как он. Холмс — своего рода супергерой-мутант. И даже если вы попытаетесь имитировать его, в реальной жизни это никогда не сработает».

Что ярко контрастирует с романами ван Вогта про Нуль-А, начинающимися с Мира Нуль-А. Прежде всего — я признаю, что у Вогта есть ряд недостатков как у автора. Вместе с этим, возможно, именно книги о Нуль-А оказали влияние на мое сознание, которого я не осознавал, еще годы назад. Это не тот тип книг, что я перечитываю снова и снова, я прочитал их и отложил в сторону, однако это были те книги, где я впервые увидел идеи «карта не равна территории» и «роза1 — это не роза2».

Нуль-А базируется на неАристотеле, и допущение, сделанное в этих книгах, заключается в том, что изучение общей семантики Коржибского сделает вас супергероем. Давайте не будем углубляться в эту тему. Куда важнее, что в Нуль-А романах:

1) Главный герой, Гильберт Госсейн, не мутант. Он изучал техники рациональности, которые систематизированы и изучаются другими членами общества, а не только им.

2) Ван Вогт говорит нам, каковы эти принципы (по крайней мере, некоторые из них), а не оставляет их таинственно неизвестными — мы не можем стать Гильбертом Госсейном, но можем, по крайней мере, использовать его навыки.

3) Ван Вогт передает опыт, показывая Госсейна, использующего принципы на ходу, а не оставляя эти принципы для триумфального объяснения задним числом. Мы можем поставить себя на место Госсейна, например, в тот момент, когда он делает сознательный выбор между двумя разными вещами, которые называются одним именем.

Что это за загадочная штука — рациональность? Ну, это точно те техники хорошего мышления, которые могут быть переданы, не являются закрытыми или полностью таинственными. Это пути хорошего мышления, работающие при помощи познаваемых правил, которые могут быть высказаны вслух, определены в деталях и объяснены другим людям.

Если хорошее мышление показано вам в любой распознаваемой форме, вы должны научиться этому хотя бы немного. Если вы по-настоящему распознали хорошие черты мыслительного процесса, когда читали, у вас должен быть лучший шанс на то, чтобы сами потом их воспроизвести.

В теории искусственного интеллекта есть схожесть между распознаванием хороших решений и изобретением хороших решений. Если у нас есть неограниченные вычислительные мощности, то, чтобы изобрести хорошее решение, мы просто берем распознаватель хороших решений и запускаем его на всех возможных входных данных. В реальной жизни наши вычислительные мощности ограничены, но это не меняет структуру проблемы: способность распознать хорошую мысль в своей основе связана со способностью изобретать хорошие мысли.

Если вы можете распознать набор мыслей как умные, тогда при неограниченных вычислительных мощностях вы можете быть умны; просто ищите все возможные мысли. И даже в реальном мире с ограниченной вычислительной мощью связь все еще существует, пусть даже не идентичная. Поиск хороших примеров должен тренировать вашу способность к распознанию, заставлять вас быстрей распознавать такие вещи.

Поэтому, если вы не стали умнее от чтения про точку зрения персонажа, даже на чуточку, то, скорее всего, автор не показал настоящий интеллект.

Конечно, у реального гения будут таланты, которые вы не можете перенять только путем наблюдения их хода размышлений. Но ни одна из мыслей уровня гения в реальном мире не является целиком непрозрачной. Чтение «Конечно, вы шутите, мистер Фейнман» не превратит всех читателей в физиков уровня Нобелевской премии, но большинство сумеет взять что-то из книги, пусть даже немного.

Так что с предположительно умными персонажами, чей ум читатели не могут перенять даже немного? Тогда мысли персонажа, по крайней мере показанные, должно быть, не были по-настоящему умными.

И если вы можете выучить какой-то навык «интеллекта», наблюдая как литературный персонаж делает это… ну, вы могли бы назвать это одним из методов рациональности. Он передаваем; он не является суперсилой мутанта.

Все, что я рассказывал о реализации науки в вашем произведении, применимо и к объяснению когнитивной науки или любой техники рациональности. Оно должно быть по-настоящему релевантно (либо сюжет должен быть построен вокруг него, либо оно должно естественно вписываться в сюжет) чтобы объяснение было частью сюжетного напряжения, а не вредило ему. Вы должны знать, как объяснить это своими словами, убрав весь жаргон и обычные термины. Во многих случаях (хотя, думаю, не во всех) стандартные имена нужно убирать, оставляя только использование самой идеи.

Результатом, если все получится, будет персонаж с интеллектом третьего уровня, чьи мыслительные процессы сияют интеллектом даже в отрыве от их второуровневых всплесков гениальности, так, чтобы читатели могли ощущать, что тоже входят в ритм удивительно хорошего мышления и сами могут имитировать мышление этих персонажей, пусть даже чуть-чуть. Все дело в воспроизводимых шаблонах хорошего мышления, которые бросают вам, автору, вызов: узнать, какие черты отмечают хорошее мышление персонажа именно как хорошее (независимо от того, говорите ли вы это явно в произведении).

Схожим образом, когда ваш персонаж делает ошибку (лучше всего — при хорошо обоснованной попытке мышления, которая просто недостаточно хорошо удалась), это поможет узнать, какое заблуждение, искажение или неправильный шаблон ведут к этой ошибке, так что задним числом, когда ваш персонаж думает о том, как избежать этой ошибки в будущем, читатель тоже может выучить этот урок.

Читатели, которые любят интеллект персонажей в МРМ, не были впечатлены ракетной метлой или другими подвигами интеллекта второго уровня. Они были впечатлены деталями того, как Гарри размышлял над решениями, эвристиками, через которые приходил к ответу, альтернативами, которые он рассматривал и отвергал. Они ощущали, что сами учатся мыслить лучше, когда смотрят, как думает Гарри и как он сам пытается мыслить лучше. Просматривая позднейшие обзоры МРМ, вы можете найти обзор, говорящий, что до чтения вы были не таким.

Данный уровень интеллекта персонажей невозможно подделать только при помощи какого-либо литературного трюка.

Вы не можете это сделать, используя терминологию когнитивной науки, пытаясь показать, что вы входите в сообщество рационалистов, поскольку чтение этих фраз никого не научит как думать. Даже если они выглядят как фраза «ошибка планирования», вы не научите никого путем чтения ваших произведений, у вас получится показанный, но не выписанный интеллект, таким образом вы просто плюнете на своих читателей.

Вы не можете взять стандартизированную Глубокую Мудрость вашей окружающей культуры и заставить ваших персонажей повторять ее. Этот прыжок к кэшированной мысли про Глубокую Мудрость, даже если вы думаете, что эта Мудрость незнакома большинству, равноценен тому, что вы выписываете вампиров как шипящих и пьющих кровь, вместо того чтобы подумать, как бы вы себя вели на месте вампира. Разговор не о том, чтобы вам пришлось изобретать вашу собственную версию ошибки планирования, но когда персонаж думает об ошибке планирования, это не должна быть та же самая мысль, что приходит к Гарри в МРМ. Для вас теперь это эквивалент шипящих и пьющих кровь вампиров. Сказав то, что думают все ваши друзья или то, что, как вы помните, писал кто-то еще, даже если вы думаете, что ваши читатели не читали это, вы породите ощущение черствости. Для распознания черствости и мышления за ее пределами нужно включить функцию Оригинальности.

Вы не можете создать распознаваемый выучиваемый интеллект путем утверждения, что ваш персонаж использует какую-то технику и выигрывает таким образом. Интеллект третьего уровня существует на уровне параграфов, а не целых сюжетов. Он в том, как ваш персонаж приходит к следующей мысли, которая показана в предыдущем параграфе. Конечный исход истории не зависит от того, как хорошо этот когнитивный алгоритм сработал бы в реальной жизни или выучил ли читатель что-либо путем чтения этого. Решение, что персонаж выиграет, используя какой-то метод, это рассказ читателю об интеллекте, не показывая ему самого интеллекта; это рассказ о навыке, но не показ его. Разговор не о том, что ваши персонажи никогда не должны выигрывать, используя умные методы. Смысл в том, что рассказ о выигрыше персонажа не является существенной частью сложной задачи показать принципы хорошего мышления (хотя рассказ о том, как была достигнута победа, может быть важной частью).

Вы можете научиться описывать персонажей с интеллектом третьего уровня, живя собственной жизнью хорошо, изучая, как мыслить хорошо, и пытаясь объяснить изученное остальным, изучая релевантные науки, ища техники, которые другие систематизировали, и применяя их в собственной жизни. Какие бы передаваемые когнитивные навыки вы не выучили до уровня применения их в собственной жизни и опыте, вы можете передать их персонажу, чтобы он использовал их в своем опыте, и тогда вы получите персонажа, образ мышления которого читатели могут перенять.

Это великий секрет выписывания подлинно умных персонажей, и только так и должно быть. Вот и все.

Вернуться назад - вторая часть. Перейти в начало - первая часть.


Автор материала: Ultra_Scream
Материал от пользователя сайта.

Статьи 21.07.2020 956 Ultra_Scream 4.5/8

Комментарии (12):
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
2
1 Alkinoy   (22.07.2020 09:49)
46258
А оно точно "краткое"?)

1
2 Ultra_Scream   (22.07.2020 09:54)
341873
Скажем так, Руководство в десять раз быстрее прочитать, чем фанфик "Гарри Поттер и Методы Рационального Мышления", в котором собственно был реализован данный МРМ. Так что выбор сводится к меньшему из двух зол ntsok

0
3 Dasgun   (22.07.2020 18:58)
37873
nmda возможно

-1
4 Aspote   (26.07.2020 22:27)
45071
Я нихуя не прочитал, но меня уже интересует вопрос: а нужны ли кому-то ПО-НАСТОЯЩЕМУ умные персонажи, написанные ПО-НАСТОЯЩЕМУ умным автором? НАУКА, НАУКА, КВАНТОВАЯ МЕХАНИКА, АКАДЕМИК, вот это всё.

-1
5 Malkovichi   (26.07.2020 22:51)
182589
Нет конечно. Ибо целевая аудитория всех этих японо-рувн -малолетние дебилы c iq ниже 90. Их интересует только трусы  и фансервис. Про науку, психологию, технику я всего 1 игру встречал и та 3сg дрочилка  nmda

2
8 Хемуль   (27.07.2020 00:30)
87473
Сказал человек, который не читал РУВН. Как обычно.

1
6 Ultra_Scream   (26.07.2020 23:45)
341873
Ну хреново, что ты ничего не прочитал. И где ты, к слову, нашел фразу про "по-настоящему умного автора"? И как с "умным персонажем" связаны наука, квантовая механика, звание академика? Статья в начале говорит, что эти вещи ещё не делают персонажа умным. Твой вопрос изначально сформулирован неверно, даже если он риторический.

-1
7 Aspote   (27.07.2020 00:15)
45071

Цитата
Вы можете научиться описывать персонажей с интеллектом третьего уровня, живя собственной жизнью хорошо, изучая, как мыслить хорошо, и пытаясь
объяснить изученное остальным, изучая релевантные науки, ища техники,
которые другие систематизировали, и применяя их в собственной жизни.
Какие бы передаваемые когнитивные навыки вы не выучили до уровня
применения их в собственной жизни и опыте, вы можете передать их
персонажу, чтобы он использовал их в своем опыте, и тогда вы получите
персонажа, образ мышления которого читатели могут перенять.

Это великий секрет выписывания подлинно умных персонажей, и только так и должно быть. Вот и все.
Вот я, значит, и спрашиваю.

0
9 Хемуль   (27.07.2020 00:36)
87473
У кого? Автор статьи, которую перерепостил Скрим, вряд ли ответит, так как едва ли он знает русский.

0
10 Ultra_Scream   (27.07.2020 09:03)
341873
Главный герой из фанфика ГПМРМ является персонажем третьего уровня. И в то же время, он - Гарри Поттер - обычный 12-летний мальчик (примерно по возрасту). Который не знает квантовой механики, не академик. По своему научному уровню находится на уровне школы. В нем нету ничего того, о чем говоришь ты. Но он все равно считается персонажем третьего уровня. Который умнее автора, а он и сам совершенно не глупый человек. Наверное, дело в чем-то другом?

0
11 Aspote   (27.07.2020 19:50)
45071
О, начали минусить. Хороший знак! Окей, вопрос в следующем: так ли уж нужны в литературе умные герои. В тексте дохерища букв про то, как делать умного героя, но сам Гарри Поттер, такой, как он есть, гораздо востребованнее, чем Гарри Поттер из фанфика. Я не фанат судить о ценности по популярности, но в данном случае мне интересно ваше мнение, а также мнение минусующего (если это не один и тот же человек), зачем в принципе пишутся художественные произведения, и каков в них удельный вес умных персонажей 99-го левела.

0
12 Ultra_Scream   (27.07.2020 20:14)
341873
Тогда давай поговорим, когда букафф в статье станет меньше? Раза в три, например. Ибо когда человек пытается обсуждать статью, которую сам перед этим не прочитал - это глупо. Тем более, что мои ответы по большей части будут представлять собой пересказы различных моментов из статьи.