Ивент-Новелла "Рождественские хлопоты"

Когда я открыл глаза, солнце было уже довольно высоко. Яркий свет рисовал на стене чёткий силуэт оконной рамы и неподвижных проводов.
В воздухе чувствовался запах свежей выпечки и крепкого чая: Карен и Цукихи, видимо, хорошо постарались ещё рано утром... То-то они улеглись на меня мёртвым грузом и не реагировали на мои тщетные попытки выползти из-под этого сестринского завала...
Кое-как скинув с себя Цукихи, я слез с кровати и принялся разминать затёкшие плечи.
Вид из окна был потрясающим: бесконечная улица была укрыта небольшим слоем снега, играющего лучами солнца и слепя сонных прохожих, на проводах, натянутых от столба к столбу, образовалась наледь, облысевшие деревья покрылись инеем до самого верха.
Медленно и тихо пройдя в другой конец комнаты, я открываю ящик стола и, раздвинув учебники, достаю два небольших цветных свёртка, перевязанных праздничной лентой.
- Думаю, вам понравится...
Вернувшись у кровати, я вложил крепко спящим сёстрам в руки свои подарки, оделся и прошёл на кухню.
Как и предполагалось, на кухне меня ждали тёплые печенья, свежий чай и тёплое молоко. Печенья, несмотря на всё неумение "огненных сестёр", получились весьма... Съедобные...
Они старались и это уже радует.
Накинув на себя куртку, я взял пакет с подарками и вышел из дома: только оказавшись на улице, я уже был ослеплён, щурясь в попытках настроить свои глаза на яркий свет.
- Шинобу, ты тут?
Молчит...
- Понимаю, я бы тоже с удовольствием спрятался в чью-то тень.
- Однако, такой вид стоит того, чтобы на него взглянуть.
Ничего...
- Ладно-ладно! Ты у меня ещё вылезешь!
Улицы выглядят абсолютно заброшенными, даже не смотря на яркие отблески солнечных лучей, отражённых снегом, сглаживающих равнинную серую поверхность города. Солнце постепенно поднимается над горизонтом, укорачивая неказистые, несоразмерные тени предметов до привычных размеров.
Уже совсем скоро улицы и дома начали превращаться в несвязную кашу из построек и дороги. Похоже я пропустил пару поворотов и забрёл куда-то не туда.
А это значит, что...
- Хачику-у-у-уджи-и-и!!!
Я разогнался и влетел в беспечно гуляющую девочку так, что сил от моего толчка на то, чтобы Блуждающая Улитка сделала сальто, и только невидимая сила удержала нас от полёта на другой конец улицы.
В итоге, Маёй оказалась на мне, а её портфель отбросило в сугроб. Поняв ситуацию я поднял оторопевшую лолю над собой и широко улыбнулся.
= А-арараги-сан! Ха! С рождеством!
- Ага!
Несмотря на всю эту сумбурную ситуацию Улитка не избила меня (как это обычно бывает), лишь радостно вскочила и побежала к своему огромному портфелю, я же, понимая её намерение вручить мне подарок подбегаю к своему пакету и вытаскиваю небольшую коробочку обёрнутую праздничной лентой.
Поднимаясь, я видел бегущую в мою сторону девочку с портфелем на спине и красиво запакованной коробочкой, обёртка которой была явно разукрашена вручную, под рукой. С разворота я бросаю в неё свой подарок, она поступает так же.
= С праздничком! Арараги-сан!
- И тебя, Хачикуджи!
В итоге: подарки, едва не столкнувшись попадают в руки получателей: Маёй ловит коробочку с непревзойдённой ловкостью, а я, чуть не уронив, кое-как прижимаю её подарок к себе.
= Стареете, Арарарараги-сан!
- Ты просто кидать не умеешь! И два слога лишних!
=Ой, запнулась...
Ткнув ребром ладони по макушке Хачикуджи я кладу её подарок себе в сумку.
=Ай! Ха-ха!
Почесав место удара, Блуждающая Улитка весело улыбнулась, а потом и вовсе рассмеялась, подрывая на смех и меня.
- Хах! Слушай, Хачикуджи, чем займёшься в рождество?
= Думаю, тем, чем и обычно.
-Будешь неправильно произносить кандзи "Арараги"?
Ткнув меня в бок, Улитка продолжила...
=Нет же! Глупый Арараги-сан!
- А чем же тогда?
= Буду направлять заблудших людей на правильный путь.
- О-о-о! И когда же это стало обычным делом? Помнится ты всегда была признаком беды.
= А с тех пор, как я повстречала вас, Арарараги сан!
- Снова неправильно! Но теперь всего на один слог.
= Оговорилась же!
И так я шёл, разговаривая ни о чём с Маёй по пустынным улицам, пока она резко не встала и не повернулась в мою сторону.
= Вам туда, Арараги-сан!
Резво прыгая, Заблудшая Улитка показывала мне пальцем на знакомую улицу, ближе к концу которой виднелся большой перекрёсток.
- Спасибо, Хачикуджи! Счастливого Рождества!
= Вам тоже, Арараги-Сан!
Широко и довольно улыбнувшись я машу вслед уходящей Улитке.
Махая мне рукой, Маёй скрывается за углом здания и оставляет меня вновь одного.
Солнце уже достаточно высоко, тени столбов становятся всё короче и всё ближе я подхожу к дому Сэндзёгахары. Улицы начинают понемногу наполняться народом, поэтому мне приходится свернуть с намеченного маршрута и идти сквозь бесконечную гряду переулков и коллективных дворов. Так я вышел на развилку, одна ведёт в храм змеи, другая к дому Хитаги. Выбор очевиден!
...
Тяжело дыша, я взбираюсь по скользким ступеням храма змеи, пытаясь не уронить пакет с подарками, который стал в разы тяжелее ровно в тот момент, как я ступил на ленту заледеневших ступеней, тянущуюся далеко вверх.
Поминутно откладывая встречу с Сэндзёгахарой, я подбираюсь всё ближе к храму, и вот, преодолев все пролёты и пройдя под аркой я оказываюсь у наполовину заброшенного здания, выполненного в классическом японском стиле, окружённого высокими монументами с изображениями разнообразных змей, их историй и легенд.
Подойдя чуть ближе я разглядел около одной из статуй небольшой новогодний свёрток.
- Кому бы он мог быть адресован?
Теша своё любопытство я сделал ещё шаг в сторону статуи, но вдруг из-за кустов послышался еле слышный, даже для вампирского слуха, шорох.
- Кто здесь?!
Но никто не ответил...
- Неужто показалось?
Бред какой-то...

-Что мне сделать?
-Подойти и проверить.

Надеясь на свои остаточные вампирские силы, доставшиеся мне от Шинобу, сидевшей ныне у меня в тени, я всё же решаюсь подойти к статуе. Медленно и размеренно.
С каждым моим шагом расстояние между мной и статуй уменьшается, а шорох в кустах становится всё громче и интенсивнее. Сердце, по неизвестной причине, колотится всё быстрее. Ещё пару шагов и даже длинны моей руки хватит, чтобы дотянутся до свёртка.
Но не успел додумать про себя шанс того, что смогу безукоризненно схватить свёрток и узнать его содержимое, как на меня из-за тех самых нервно шуршащих кустов, норовя меня схватить, выпрыгивает подтянутый женский силуэт, от которого мне удаётся успешно увернуться лишь в самую последнюю секунду.
Силуэт приземляется на ноги далеко позади меня, но неудачно: фигура поскальзывается на льду и неуклюже падает, но сразу же группируется и принимает на льду позу мыслителя, проезжает ещё пару метров и, словно по отточенному сценарию, проворачивается так, что теперь глаза её теперь направленно смотрят на меня.
- К чему такой цирк, Суруга?
= Да ладно тебе, сэмпай! Я просто хотела оригинально поздравить тебя с рождеством!
- Эх ну ладно! Спасибо, что не соизволила прийти ко мне домой голой или выстрелить собой из пушки...
=Хм... Так вот чего ты хочешь, семпай!
Суруга поднялась на ноги и, наигранно выпятив грудь, принялась расстёгивать верхние пуговицы своей рубашки. Я же, отвернулся зажмурив глаза.
- Канбару, не смей! Я такого не хотел! Я уже не знаю что от такой как ты ждать!
= Эй, да ладно тебе семпай, один разок!
- Ни в коем случае! Да и вообще, что ты тут забыла?!
= Говорю же: хотела поздравить!
- Это я понял, но как ты догадалась, что я пойду в храм змеи? Следила?!
= Интуиция. Нюх на семпая!
- Ну тебя!
Заглянув в пакет, я достаю подарок адресованный Суруге Канбару и, вновь закрыв глаза, но уже рукой - для надёжности - и поворачиваюсь в сторону спортивной наглой школьницы.
- Это твоё, с рождеством!
= Арараги-сан, я одета, глаза уже можно открывать!
- Почему-то не верится!
= Ну разве бикини не одежда?
- Суруга!
= Ладно-ладно, сейчас...
Зашуршав одеждой, эксгибиционистка таки натянула на себя, судя по звуку, спортивный костюм и, подскочив ко мне, резко, так, что я несдержанно вздрогнул и открыл глаза, выдернула подарок из моей руки и кинула его в пакет со смятой, судя по всему довольно открытой, пляжной одеждой.
=Что же, спасибо семпай! Мой подарок вам вон у той статуи! Счастливого рождества!
Сугуга наотмашь показала пальцем на статую, к которой я так хотел попасть, чтобы осмотреть таинственный свёрток - подарок Суруги.
- Счастливого рождества, Суруга!
Подобрав все свои сумки, Канбару зачастила по скользкой лестнице далеко вниз.
Я же размеренно подковылял к статуе с подарком школьницы-фудзёси, надеясь на лучшее, положил его в сумку и пошёл прочь от храма змеи.
...
Солнце припекало, через плотную одежду ощущались тёплые лучи, прорывающиеся сквозь редкие облака, тени стали такими короткими, насколько позволяло склонение солнца, а блестящий снег ослеплял, словно пламя горящих металлов.
Под ногами чувствовался крепкий, умятый ежедневным потоком случайных прохожих, снег.
Пройдя около пяти кварталов я заметил знакомую фигуру, мелькнувшую тёмным пятном среди океана белых звёздочек - отражений солнца в крошечных снежных хлопьях, линзы очков которой, словно отдали мне сигнал, блеснув на тени той самой знакомой фигуры.
Силуэт, явно заметив меня, медленного плетущегося по улицам города, остановился, махнул рукой и пошёл мне навстречу.
Засвечиваемая солнцем, и от того чёрная и совсем не различимая, фигура пододвигалась всё ближе и ближе ко мне.
=Арараги? Привет, рада встрече!
Голос засвеченного силуэта был мягкий, теплый и до боли знакомый
-Ханекава, это ты?
=Ну, а кто же ещё?
=Ты чего то хотел, Арараги-кун?
-А, да, с Рождеством!
Я неуклюже достаю из пакета подарок для старосты и протягиваю его ей.
=Спасибо, Арараги, вот, держи!
Цубаса достаёт из сумки небольшую коробочку, скрупулёзно украшенную различными блёстками и лентами и отдаёт её мне.
=Ты идёшь к Сёндзегахаре?
-Ну что-то вроде того. А к чему интересуешься?
=Я только что от туда.
=Хитаги ждёт тебя, и, к тому же, у неё весьма хорошее настроение!
Ханекава скромно улыбнулась и, развернувшись к солнцу, медленно пошла повернув голову через плечо.
=Мне пора, счастливого Рождества, Арараги!
-И тебе!
...
-Так значит она меня ждёт...
С этой мыслью я прошёл ускоренным шагом с десяток кварталов, пока не замёрз, не выдохся и не решил зайти в ближайший и единственный рабочий магазин на этой улице чтобы отогреться. Но только я открыл дверь, как почувствовал мягкий пряный запах выпечки, сладкой глазури и кондитерской посыпки.
За слегка запотевшими витринами виднелись самые разнообразные пирожные, торты и пончики.
-Тебе такое понравится, Шинобу.
Ощущая у себя за спиной присутствие некогда могущественного вампира, я обернулся, но застал в своей тени лишь небольшое потемнение. Она точно выглядывала.
-Так ты не спишь...
Я прошёл вглубь магазина, осматривая по пути самые разные сладости, ценников не наблюдалось. Наметив самое интересное, я подхожу к кассе и, увидев перед собой табло с расценками, начинаю подсчитывать общую стоимость.
Угодить Шинобу довольно сложно, многую здешнюю выпечку я вижу впервые, да и выходит довольно дорого...
-Шинобу, что бы ты хотела?
Молчит... Ладно...

-Как мне поступить?
-Раскошелиться ради Шинобу

-Ладно, думаю тебе понравится такие пончики.
Обведя, прикованным к столу небольшой декоративной цепочкой, разукрашенной красными и зелёными точками линиями и кружками, карандашом нужную мне не дешёвую выпечку на небольшом листке с расценками, я слегка бью по настольному, ещё не стёртому, позолоченному звонку. На звук медленно выходит полноватый мужчина лет сорока и, просмотрев записку, уходит на кухню.
...
Пару минут спустя, повар приносит мне две аккуратно упакованных празднично украшенных коробки и счёт на кругленькую сумму, которую, я, скрипя зубами, монетами вываливаю из своего кошелька на стол и, отсчитав столько, сколько требуется пододвигаю горку особо крупных монет продавцу. Тот же, кивнув головой, ушел обратно на кухню.
...
Выйдя из магазина, я быстрым шагом направился к дому Сэндзёгахары, стараясь не загребать по пути в ботинки снег. Тени становятся чуть длиннее с каждой минутой, солнце перевалило за полдень. Снег блестит как никогда ярко. До пункта назначения не более пяти минут ходьбы, но я тороплюсь.
Подойдя ближе, я заметил, стоящую у нужного дома высокую стройную женскую фигуру, длинные пряди волос которой были заправленный под шарф. Услышав подходящего меня, силуэт повернулся, вероятно, в мою сторону: солнце слепит белым диском и его снежным отражением, не усмотреть.
Я прошёл ещё около пятнадцати метров, прежде чем солнце скрылось за крышами зданий. Засвеченная низким пламенным шаром стояла фигура - красавица Хитаги Сэндзёгахара.
=Ну привет, Арараги!
-С рождеством, Хитаги!
Я достал из пакета, другой, небольшой, но увесистый, красиво и празднично оформленный, пакет, окаймленный золотой лентой, с бантом и бархатом и протянул его девушке.
=Спасибо! И тебя, Арараги!
Улыбаясь она достала из глубокого кармана длинную лёгкую коробочку и протянула её мне, интересно, что там?
Я положил подарок Сэндзёгахары в свой пакет - распакую всё дома, после чего взял её за руку, и мы пошли вдоль длинной заснеженной улицы.
...
-Ты ждала меня?
=Нет.
-А почему на улице стояла?
=Уже не разрешаешь мне просто стоять на улице?
Сэндзёгахара прижалась ближе ко мне и, улыбаясь, посмотрела на светло-голубое небо.
=Ну да, ждала.
-И тебе не было холодно?
=Ну сейчас мне тепло.
От стёкол витрин отражаются яркие солнечные лучи, игриво освещая полупустынную, занесённую небольшим слоем белейшего снега.
-А тогда?
=Тогда тоже было тепло. Но не так как обычно.
-Не понимаю...
=Тебе сейчас тепло?
-Ну да, я же в тёплой одежде.
Но тут я решил,что всё не так просто: жар поднимался от сердца тёплыми чувствами, воспоминаниями. Тепло шло из души.
-Я понял, Хитаги, тебя грела не одежда, так? Тебя грели чувства?
=Да, всё так, Арараги.
За своими разговорами, мы и не заметили того, как оказались в парке, что тянется вдоль улиц, проходя через верь город, и, словно большая трещина, раскалывает огромный городской камень на две равные части.
-Мы на месте.
=Вижу.
Над нами нависают раскидистые ветви облысевших вишен, покрытые плотным слоем инея, образуя белый крытый коридор отделяя нас от серого города.
=Как в сказке: Волшебный лес, принц...
-Хах, я в принцы не гожусь.
=Я так не считаю, Арараги.
Девушка мило улыбнулась и ущипнула кончик ветки. С неба посыпались белые кристаллы наледи, окутывая всё вокруг полупрозрачным зернистым туманом. Беленой застелило шарф и шапку Хитаги, но упавшей ей на плечи снег не растаял.
-И всё таки ты довольно долго меня ждала, не так ли?
=Это время не имеет значения, ты же всё таки пришёл, Арараги.
-Разве я мог не прийти?
=Конечно же нет! Ты знаешь что бы с тобой случилось, если бы ты не пришёл.
Девушка показательно вытащила из кармана механический степлер и выпустила пару скоб на землю.
-Я прекрасно знаю Сэндзёгахара, не надо это демонстрировать.
=Ну вот и славно!
Теперь уже она взяла меня за руку и потянула по снежному саду далеко: туда, где солнце встречается с землёй, а затем гаснет, оставляя мир в полумраке фонарей и вывесок ночных магазинов.
...
Кружась, вздымались хлопья снега в воздух,
Окутывая небо звёздной пылью.
И пылью той дышали звёзды,
Что шумом были на киноленте кинофильма.

Смеркалось. Фонари, витрины, звёзды?
Ведь не видны они на тёмно сером небе!
А почему? Скажите! Почему же
Я вижу шумом их на кинофильма киноленте?

Пусть солнце скрылось, небо чёрно.
Одни витрины, фонари и тишина... стерильна.
И только ты внимаешь на меня влюблённо
Со старой шумной киноленты кинофильма

Вот поцелуй, прощание, разлука.
Остановилась кинофильма кинолента
Но для того, чтоб склеить кадры
И продолжать с момента...
...
Вдоволь нагулявшись, мы с Сэндзёгахарой пришли к одному из немногих освещённых фонарём пеших перекрёстков. Она обняла меня, я прижал её к себе за талию крепче и мы обменялись поцелуями.
=Что же, Арараги, спасибо что составил мне сегодня компанию, с праздником! Счастливого рождества!
-Тебе тоже спасибо, Хитаги, что провела этот день со мной! Счастливого рождества!
-Может тебя проводить?
=Не стоит, Арараги, я тут бываю довольно часто и очень хорошо знаю местность. Я не пропаду!
Я отпустил Сэндзёгахару, и та улыбаясь и махая мне рукой, завернув за переулок, пропала из виду. Я же, в свою очередь, немного уставший, но безумно счастливый, неторопливо поплёлся домой.
...
Свет на кухне корит, и там довольно много людей: видно "огненные сёстры" решили отпраздновать рождество у нас дома вместе со своими одноклассниками.
С одной стороны - Войти не поздоровавшись было бы не вежливо.
С другой - Это не мой вечер, пусть веселятся.

-Как мне поступить?
-Тихо пройти мимо, не мешая празднеству

Неспешно подойдя ко входной двери со стороны улицы, я отряхнул ботинки от снега и ввалился внутрь. Раздвинув немаленькую кучу обуви я разулся, прошёл дальше по коридору, стянул с себя куртку и кинул её в шкаф.
Лампочка перегорела, лестница засвечивается светом из шумной кухни с копошащейся в ней молодёжью.
Промелькнув мимо луча света, я, пытаясь не споткнуться, ступил на лестницу и, поднимая своё тело уставшими ногами, взобрался на второй этаж.
=Братец! С Рождеством!
Но в тот же момент меня окликнула Карен, догнавшая меня за пару-тройку широких прыжков, нацепившая на меня украшенную шапочку и после крепко обнявшая.
-Кхе... Карэн... Тяжело...
=Эй, Цукихи, Коёми вернулся!
Цукихи, суетившаяся перед гостями на кухне, явно не услышала слов Карэн, и последняя, явно не довольная сестрой, стремительно спустилась обратно на кухню. Я же, прошёл по тёмному коридору и выглянул в единственное не прикрытое окно.
Фонари освещают пустынную заснеженную улицу, словно некие указатели, уходящие далеко за горизонт.
Отбросив непонятные мысли, я отвернулся от окна и подошёл к полуприкрытой двери.
Войдя в свою спальню, я небрежно кинул пакет на кресло и устало повалился на кровать, но не успел я закрыть глаза в попытках провалиться в сон, как услышал активное шуршание.
Нервно и неохотно поднявшись выпрямившись я увидел Шинобу Ошино, роющуюся у меня в пакете.
-Шинобу, что ты делаешь?
=Где?
-Что "где"?
=А-а-а, вот они!
С пылающими страстью глазами, девочка-вампир вытащила из пакета коробку новых медовых пончиков, открыла (или, если быть точнее, беспардонно вскрыла ногтями и зубами) её и принялась уплетать липкие пряные сладости.
-Можно было и аккуратнее!
Встав с кровати, я подошёл к Шинобу, но та прижалась к креслу и оскалилась, жадно вцепившись в картонный поддон с лежащими на нём медовыми пончиками.
=Моё!
-Я не за этим! Ешь давай! Для тебя купил!
Девочка-вампир ещё сильнее сжалась, но теперь смотрела на меня не грубыми и жадными глазами, скорее глазами с некоторой ноткой тревожности и страха.
Нагнувшись, я собрал с пола и кресла куски разодранного картона, скомкал, и бросил в урну, после чего, стараясь не смотреть на Ошино Шинобу, взял пакет с подарками и уселся на кровати.
=Тук-тук, Братец, я вхожу!
За дверью послышался тёплый тонкий голос Цукихи, она кое-как открыла дверь держа поднос в руках и вошла, облачённая в выходную юкату и праздничную шляпу, но, только заметив девочку-вампира, замерла.
Медленно протянув к ближайшему столу поднос со стаканом молока и порцией печенья, палочками и чашкой богатого рамэна, младшая из сестёр Арараги, идя спиной вперёд покинула комнату.
Только дверь закрылась, как Шинобу вернулась к напряжённому поеданию пончиков, периодически посматривая на то на меня, то на коробку.
Только я потянулся к пакету с подарками, как дверь снова распахнулась, и в комнату снова вошла Цукихи, держа в руках праздничный набор поменьше и так же поставила его на стол.
=С праздником, Братец!
Улыбнувшись и махнув девочке-вампиру рукой на прощание, моя младшая сестра попятилась из комнаты и крепко закрыла за собой дверь.
...
Взяв-таки пакет, я достаю оттуда первый подарок, тот, что достался мне от Хачикуджи Маёй: по детски украшенный свёрток, под многими слоями которого скрывался переливающийся под светом комнатной лампы фиолетовый брелок.
-И откуда она его только достала?
Краем глаза я заметил, что на меня смотрин Шинобу, но глянув на неё я не заметил странностей, она просто ела очередной пончик. Показалось?
Достав из пакета подарок Суруги и развернув его, я обнаруживаю, кто бы мог подумать, скомканное нижнее бельё. Хотел было я свернуть его и положить обратно, как услышал шуршание. Неужели бумага?
Развернув бельё я обнаруживаю золотистую блестящую брошь и записку: "Привет снова, Арараги, прости меня за такое, у меня не было другой достаточно мягкой ткани, чтобы обернуть это, будь добр, верни вещи при встрече, пожалуйста." - Канбару Суруга
-Канбару...
Аккуратно свернув бельё Суруги, я откладываю его в сторону, а брошь цепляю на свою ученическую сумку.
Следующий - от Цубасы Ханекавы маленькая красивая коробочка, внутри который, судя по всему, шуршала бархатная игрушка. Вскрыв пакет, я обнаружил в нём небольшую заводную чёрно-белую кошечку, сидящую на горке монеток. После прокручивания ключика, кошечка начинала шевелить лапкой вверх-вниз, словно зазывая к себе. Заведя игрушку на десяток оборотов, я ставлю её на стол и продолжаю распаковывать подарки друзей
И наконец, подарок Хитаги... Как она и говорила - сакэ. Дорогое и необычайно редкое.
Вскрыв длинную украшенную коробку я ставлю бутылку на верхную полку шкафа, после чего оглядываю все остальные подарки: Брелок, брошь, денежная кошечка, сестринская забота, домашние украшения и праздничная еда. И крайне напряжённая девочка-вампир, вжавшаяся в кресло, готовая вот-вот заплакать.
-Что такое, Шинобу?
=У тебя так много подарков и так много друзей!
-И что с того?
=У меня очень давно не было никого, кто дарил бы мне подарки на рождество.
=Я встретила несколько сотен таких праздников совершенно одна, наблюдая за остальными, счастливыми.
=Я уже и забыла как выглядит рождество сейчас. Просто не уследила. Просто не уследила! А тут Охотники. Метро. И ты.
Проливая слёзы, Шинобу втянулась в мои объятия и растворилась в моей тени. Единственное что от неё осталось, это лежащий на столе полупустой картонный поддон из-под пончиков и записка, нацарапанная на куске этого самого поддона.
"С рождеством, Арараги!"
КОНЕЦ

Автор - Великолепный Зишка
Организатор - MosiMosiStudio
Мастерская для ваших новелл - MosiMosiStudio Club


Автор материала: Ziczin
Материал от пользователя сайта.

29.12.2019 471 Ziczin 3.5/8

Комментарии (0):
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]