Kyonyuu Fantasy Gaiden 2. Человек в железной маске +18 (5 часть)
Начало главы
Первым делом Шамсиэль отправилась в Лингобардию. Узнав о начале войны, генерал Шрам тут же приказал Арджану собирать войска, и готовиться к обороне Нордланда. После этого Шамсиэль направилась к Эстории. Предупредив её об опасности, она полетела в Бюштэнхальтэр и генерал Зант сообщил, что займётся обороной столицы, если Остасия воспользуется сложившейся ситуацией. Следом Шамсиэль отправилась в соседний замок Вандербалт, и сообщила солдатам, что пришло время отправляться к основным силам во Фронции. Следующим на очереди был Моргрей. Выслушав Шамсиэль, Ван-Патан пообещал как можно скорее отправить оставшиеся корабли и максимальное количество пушечных ядер. Когда Шамсиэль наконец добралась до Грэнбери, она буквально валилась с ног от усталости. Передав Розалин и Лэнгстону сообщение Люта, она тут же заснула. Проснувшись на следующее утро в покоях Розалин, и умывшись водой из бассейна, Шамсиэль вдруг ужаснулась, вспомнив что забыла передать Эстории доверенный ей кулон призыва минотавра. Тем временем военный гарнизон Иберии уже вышел из порта, и ворвался во дворец Эстории. Немногочисленные солдаты Нордланда, предупреждённые Шамсиэль о грядущем нападении, осыпали врага градом стрел, однако силы были слишком неравны. Тайные проходы замка, по которым защитники дворца надеялись вывести королеву, тоже кишели врагами. Солдаты Иберии загнали Эсторию в личные покои, и в это время на них набросилась срочно вернувшаяся Шамсиэль. Она тут же вызвала минотавра, который разбросал напирающих врагов, однако вскоре прибыли элитные подразделения противника, которые пользуясь своим численным превосходством захватили Шамсиэль и Эсторию. Но недолго радовался враг, ибо в это время во дворец ворвались прибывшие из Эдельланда военные подкрепления генерала Шрама и Арджана. Перебив захватчиков из Иберии, они освободили Шамсиэль и Эсторию, после чего Шрам выяснив причину возвращения Шамсиэль, велел ей возвращаться обратно к королю, заверив, что под его защитой королеве Эстории ничего не угрожает. Эмперадор II желая узреть успехи своей армии, готовится лично отправиться во Фронцию. В это же время верховный генерал Ферзен вместе с Сако отправляется на линию фронта, чтобы остановить продвижение неприятеля. Глэдис обещает присоединиться к нему, сразу же после прибытия её основных сил из Вандербалта. После отправки Ферзена, Глэдис и Афродия возвращаются во дворец, куда в скором времени прибывает и Шамсиэль. Сообщив об укреплении Нордланда силами генерала Шрама, она сразу же отправляется к Люту. Объединённый флот Хиллсланда и Фронции насчитывал 45 кораблей. Шамсиэль приземлилась на флагманский корабль прямо в объятия Люта, и сообщив ему, что Эстория находится под надёжной защитой генерала Шрама, вернула обратно кулон призыва минотавра. В скором времени, так и не обнаружив поблизости признаков наступления вражеского флота, Лют попросил Шамсиэль слетать на разведку, и выяснить чем занят их противник. Пять передовых кораблей иберийского флота держали курс на Хиллсланд, когда дозорный объявил о появлении вражеских кораблей Фронции. «Хм..Значит они заодно с флотом Хиллсланда — проворчал капитан передовой флотилии — Это парни оказались довольно шустрыми. Возможно они специально прибыли нас перехватить». Одни из подчинённых предложили сразу же ввязаться в бой, и не прятаться за спиной Серебрии от жалкого флота Хиллсланда. Другие напомнили, что у них нет полномочий первыми ввязываться в бой, прежде они должны сообщить обо всём Серебрии. «И что нам делать, если во вражеском флоте окажется тот парень?» — «Да он только в подбрасывании монеты профессионал» — «Он не простой человек! Этот парень малыми силами одолел целый флот Фронции! В этот раз он тоже что нибудь задумает!». Солдаты умолкли, осознав насколько дорого им сможет обойтись собственное безрассудство. Капитан флотилии наконец приняв решение, приказал заряжать пушки, и готовиться к бою. Шамсиэль приняв невидимую форму спустилась на палубу вражеского флагмана, и огляделась по сторонам. Увидев сложенные в кучу зажигательные бомбы, Шамсиэль решила устроить грандиозную диверсию, и запалив фитиль одной из бомб, тут же дала дёру с кораблю. Один из матросов заметив зажжённую бомбу, крикнул остальным об опасности, однако было уже слишком поздно, и в поисках спасения экипажу судна пришлось срочно эвакуироваться за борт. Заметив дым от загоревшегося корабля, Лют сразу определил местонахождение противника и приказал всему флоту готовиться к атаке. Сразу же показались пять военных кораблей передовой флотилии противника, которые тут же открыли по ним огонь из всех пушек. Лют призвал двух кракенов, и приказал им атаковать 4 военных корабля следующих за флагманом. После этого он приказал всему флоту разделиться на две колонны и сосредоточить весь огонь на флагманском судне, игнорируя следующие за ним корабли. Корабли Хиллсланда и Фронции дали огонь из всех орудий, обрушив первым же залпом одну из мачт на вражеском флагмане. Позади него кракены потопили уже 2 корабля, и повалили мачту на третьем. Вскоре опасно накренился и четвёртый вражеский корабль, и на этом бой мог и закончиться, однако в этот момент Лют заметил вдалеке стремительно несущуюся на них волну. Он сразу смекнул в чём дело: «Кракен, атакуй Серебрию! — заорал он — Всем кораблям покинуть эту зону! Серебрия пришла-а!». Русалы тут же сообщили остальному флоту, и по сигналу рога все корабли отступили на исходные позиции. Шамсиэль зажгла одну из бомб, и попыталась на лету забросить её на обездвиженный вражеский флагман, однако в этот момент, Серебрия при помощи магии воды, вырвала из её рук бомбу и утащила на дно моря, а перепуганная Шамсиэль едва успев уклониться от неё, резко взмыла вверх. Кракены больше не могли дотянуться до Серебрии, которая стояла на самой вершине водяного потока, поэтому Лют приказал им возвращаться обратно, как только убедился, что все корабли покинули зону действия магии Серебрии. С наступлением сумерек, Лют отправил Шамсиэль в оперативный штаб, доложить о результатах случившейся битвы. На утро следующего дня во Фронцию прибывает подкрепление из Вандербалта. Прибывшая конница приветствует свою бессменную предводительницу Глэдис, которая знакомит их со своей новой королевой Афродией. Вскоре прибыла и Шамсиэль, доложившая Глэдис об уничтожении авангарда вражеского флота. Это известие подбодрило Глэдис, но она велела своим солдатам не расслабляться, ибо им ещё предстояло одолеть основной флот противника из 70 кораблей. После этого она отправила графа Роша передать Афродии известия об итогах битвы, а Шамсиэль отправила к Люту, наказав передать ему, что она тоже выводит свои прибывшие подкрепления, и направляется к границе Фронции, откуда прорвалась вражеская армия под руководством Историаса. На следующий день Серебрия поставила мазоку дозорным на флагмане, если Шамсиэль решит снова провернуть вчерашний трюк. Она была впечатлена тем, что Лют лишил её четырёх кораблей, при этом сам не потерял не одного. Теперь она гадала, попытается ли он отправить русалов в качестве подрывников, зная что в её распоряжении находится десять кракенов. Тем временем сам Лют выслушивал доклад вернувшихся разведчиков, сообщивших о том, что они лично видели не менее 10 кракенов, и флот в составе 70 кораблей. «10 кракенов против 2, это безнадёжно... — мрачно заметил один из офицеров Фронции — Тем более наш противник королева Серебрия». — «Ну с Лютом всё обойдётся. — беззаботно ответила на эти опасения Шамсиэль — Ведь все кракены слушаются приказов Люта». Все присутствующие с удивлением посмотрели на Шамсиэль: «Почему вы так считаете?» — полюбопытствовал офицер Фронции. Шамсиэль неожиданно смутилась, словно пытаясь уйти от прямого ответа, и наконец заявила, что это связано с сексуальностью Люта. Услышав это объяснение, атаман русалов так и прыснул от смеха: «Гаха-ха! Вот уж правда! Даже в то безнадёжное время, ему удалось переманить кракенов на свою сторону». Принимается решение построить флот таким образом, чтобы сразу заставить Серебрию выпустить всех кракенов. Изначальный строй в виде символа "⋀" было решено заменить, чтобы обезопасить флагман от нападения Серебрии. Вместо этого было решено выбрать построение в виде символа "⋁", что вынудило бы Серебрию сразу же выпустить на них всех своих кракенов. Закончив совещание, Лют распорядился сразу же трубить сигнал к бою и перестроению флота. Серебрия увидев перестроение со стороны вражеского флота, приказала трубить сигнал к бою, и затем призвав 6 кракенов, приказала им потопить флагман в самом конце вражеского построения, а оставшимся 4 кракенам приказала защищать корабли от вражеских русалов-подрывников. Король Лют с Айсис, Шамсиэль и Неллис, спокойно ждал на палубе приближения вражеских кракенов. Как только из воды показался первый из них, он тут же подскочил к краю борта, и заорал ему остановить атаку. То же самое он проделал и с последующими 3 кракенами. Однако он упустил из виду ещё 2 кракенов, которые подплыли с другой стороны, и схватив ещё щупальцами сбросили за борт. Из последних сил, Лют напряг лёгкие, и приказал им остановить нападение, после чего его вырвал из ослабевших щупалец подоспевший на помощь атаман русалов. Серебрия с интересом наблюдала в подзорную трубу, как её кракены несутся к вражескому флагману. Она наказала им потопить судно, но при этом доставить к ней капитана. Тут она с удивлением увидела, как король Лют прыгнул к двум из её кракенов, что-то крикнул им, и они остановились. Серебрия забеспокоилась, когда увидела как Лют проделал это с 4 кракенами, но в этот момент она с облегчением увидела, как оставшиеся 2 кракена опрокинули его в воду. Но не успела она перевести дух, как увидела, что русалы подняли Люта, и вернули на корабль. Серебрия в смятении сжала кулаки, не понимая, почему её кракены, спокойно собрались вокруг вражеского флагмана, и не слушают её приказов. «Вы что делаете! Быстро доставьте его сюда» — потеряв терпение крикнула она, но 6 кракенов никак на это не отреагировали. В голову Серебрии закрались дурные мысли, как только она вспомнила о Фронции, лишившейся своих кракенов. Вернувшись на борт, Лют сразу же обратился к флоту по обе стороны от него, сообщив, что теперь в их подчинении находится целых 8 кракенов. Воодушевлённые солдаты ответили ему громким криком. Лют сразу же приказал всем кракенам начать нападение на флот Иберии, после чего повернулся к атаману русалов, и заявил, что отправится вплавь, и подчинит себе оставшихся кракенов. «Ну и дела, хоть и король, берётся за самую рискованную работу — усмехнулся атаман — Никогда ещё не видел таких королей». — «Я тоже не видел» — улыбнулся в ответ Лют. Атаман подозвал одного из подчинённых, и наказал ему безопасно доставить короля к оставшимся у вражеского флота кракенам. Люту удалось незаметно подплыть к вражескому флоту, воспользовавшись сумятицей, которую устроили плывшие за ним кракены. Заметив рядом с флагманом одного из оставшихся кракенов, Лют приказал русалу плыть к нему, и как только тот заметил его, сразу приказал ему присоединиться к остальным кракенам, и атаковать корабли Иберии. Лишь только Лют успел подчинить себе оставшихся 4 кракенов, как его тут же заметил неприятель, и десятки лучников сразу же высыпали к борту, чтобы взять его на прицел. В этот же момент Лют с русалом скрылись под водой, и когда вынырнули, они были уже вне зоны досягаемости вражеских лучников. На кораблях Иберии что стояли в авангарде, возникла паника, когда солдаты увидели, что их атакуют их же собственные кракены. В это же время, Шамсиэль тайком приземлившись на палубе, добавила хаоса, поджигая сваленные в кучу зажигательные бомбы. Солдаты даже не успели заметить что произошло, как их тут же разбросало взрывом. Серебрия в отчаянии наблюдала как вражеский флот в виде символа "⋁" неумолимо приближается, осыпая её корабли разрушительным дождём из ядер. «Слушайте моих приказов! Остановить нападение! Атакуйте корабли Хиллсланда!» — безуспешно пыталась докричаться она до своих кракенов. Она не могла поверить, что король Лют смог подчинить её кракенов своей воле, ведь подобное было не под силу даже Историасу. Серебрия остановилась, поняв что сейчас она не может позволить себе паниковать. «Всем кораблям, отступление! Отступает!» — отдала она приказ. Однако после удара гонга, весь флот пришёл в смятение, из-за отсутствия свободного пространства для манёвра, корабли её флота налетали друг на друга, и тем самым облегчали задачу своему неприятелю. Серебрия поняла, что у неё нет другого выхода, кроме как самой вмешаться в эту битву. И спрыгнув за борт, она верхом на волне, направилась в сторона флота Хиллсланда. Вернувшись на флагман, Лют с удовлетворением наблюдал, как кракены обрушивают мачты на вражеских кораблях, а Шамсиэль тайно поджигает боеприпасы на палубе, в то время как русалы закладывали бомбы под сами корабли. Обратив внимание на вражеский флагман, Лют увидел как Серебрия увернувшись от щупалец его кракена, спрыгнула за борт, и верхом на волне направилась к нему. «Серебрия приближается!» — закричал Лют. Все обернулись на его крик. Айсис тут же обнажила меч: «Ваше Величество! В капитанскую каюту!» — поторопила она Люта, с тревогой глядя на стремительно приближавшуюся Серебрию. Лют с Айсис поспешно укрылись в капитанской каюте, и в этот момент на них обрушился мощный поток воды. Лют почувствовал, как его кто-то схватил, и отбиваясь от невидимого противника, ощутил как его руки упираются в нечто мягкое. «Гха-гха...отпусти...» — пробулькал он, упираясь руками в неведомую мякоть, и услышав в ответ взволнованный, женский голос, почувствовал как хватка противника ослабевает. Лют тут же вырвался, и бросился на палубу, где он увидел потрясённую Серебрию. Айсис с Атаманом тут же бросились на помощь королю. «Осторожней... — предостерёг их Лют — Она может утянуть в море...Гха-гха...». — «Кто ты...на самом деле?...» — Зачарованно спросила Серебрия, продолжая неотрывно смотреть на Люта. Лют лишь пожал плечами: «Посредственный король.» — с иронией ответил он. «Ты ошибаешься — Серебрия шагнула к нему — ты на самом деле...». Однако не успела она закончить, как Айсис с Атаманом одновременно напали на неё, заставив спрыгнуть за борт. Увидев как она стремительно удаляется на несущейся волне, Лют раздумал посылать за ней кракенов. Вместо этого он велел флоту продолжать обстреливать противника, а вернувшихся кракенов отправил добивать вражеский флагман. Бомбы русалов разносили в щепы застрявшие во время манёвра корабли Иберии, а те которым удалось вырваться, сразу же брали на абордаж корабли Фронции. Как только уцелевшие корабли Иберии подняли белый флаг, всю округу заполнили громкие победные крики солдат Фронции и Хиллсланда. Серебрии пришлось покинуть место битвы, и поднявшись по реке, она остановилась неподалёку от лагеря Историаса. С ней было лишь несколько солдат, спасённых с затонувшего флагмана, в то время как остаткам её разбитого флота предстояло самостоятельно вернуться в порт Иберии. Добравшись до лагеря канцлера, Серебрия поведала ему о потере всех своих кракенов, и русалах, получивших возможность подорвать большую часть её флота. Историас выслушал её и с иронией пристыдил, что король будет "рад" услышать эти известия, после своего скорого прибытия. В ответ на оправдания Серебрии, он заявил, что её кракенов мог привлечь на свою сторону лишь мифический Свящённый Мазоку, а значит король Лют использовал против неё другие уловки. После этого Историас внушает Серебрии доказать королю, что она является достойной его королевой, и на этот раз преуспеть в деле похищения короля Люта. В это время в военном лагере Фронции, Ферзен и Сако обсуждали неутешительные итоги недавней битвы, с "бессмертными" отрядами Историаса, которых не удалось поразить ни мечом, ни стрелами. Их обсуждение прервала вернувшаяся с моря Шамсиэль, которая поведала о невероятной победе над флотом Иберии, у которого уцелело не более 10 кораблей. Когда пришла очередь отчитываться о собственных успехах, генерал Ферзен и Сако стыдливо промолчали, пообещав, что обязательно найдут управу на "бессмертных" монстров противника. В этот самым момент их лагерь подвергся неожиданному нападения, и в их шатёр ворвалось несколько "бессмертных". Мотель тут же ворвался, и вступил с ними в бой. «Тесть, они окружают! Пожалуйста бегите» — крикнул он Ферзену, отвлекая на себя проникших "бессмертных". «Глупец! Думаешь я оставлю своего зятя и сбегу!» — прорычал Ферзен, выхватив меч, и присоединившись к Мотелю. В это же время, Люта разбудил стук в дверь личной каюты на флагмане. Айсис тут же обнажила меч: «Кто это?» — поинтересовалась она, в то время как Неллис спешно накладывала заклинание защиты. Однако в этот момент дверь распахнулась, и всю каюту мгновенно заполнил стремительный поток воды, в котором Айсис заметила Серебрию, захватившую сонного Люта. Вода сразу же отхлынула, и выскочив на палубу Айсис с ужасом увидела, что Серебрия покинула корабль вместе с захваченным в плен Лютом. Выяснив в чём дело, русалы сразу же отправились в погоню, немного позднее к ним присоединилась и вернувшаяся Шамсиэль. Айсис повернулась к Неллис: «Ты можешь погадать, куда увели его Величество...». Неллис с отчаянием посмотрела на неё: «Последний поток воды смыл мои карты» — дрожащим голосом прошептала она.
Проснувшись, Лют не сразу сообразил, что с ним случилось. Его тело было обездвижено, а глаза ничего не видели. Попробовав позвать на помощь, он услышал в ответ голос Серебрии, и сразу догадался, что стал военнопленным. Серебрия выпроводила стражу, приказав держать в секрете от Историаса, наличие у неё пленника, после чего она сняла повязку с глаз Люта. «Я должна кое-что у тебя выяснить» — с серьёзным видом обратилась к нему Серебрия. Оглядевшись, Лют увидел, что его руки подвешены веревками к потолку, не давая возможности освободиться. Он сразу подумал, что судя по всему, его упрятали в одной из палаток в военном лагере Иберии. Серебрия пристально посмотрела на него: «Ты...на самом деле человек?». — «Думаю, что человек» — последовал равнодушный ответ. Серебрия попыталась выяснить, как ему тогда удалось подчинить себе её кракенов, но Лют ответил, что и сам не понимает, как ему это удалось. «Признайся. Ты ведь на самом деле чистокровный мазоку?» — давила на него Серебрия, но Лют заявил, что впервые об этом слышит. Серебрия нахмурилась, поняв что не сможет добиться добром, признания от своего пленника. Тогда она предупреждает Люта, что воспользуется своей силой чистокровной нимфы, чтобы истязать его тело, и ему не стоит рассчитывать на помощь своего милого суккуба, поскольку её палатка находится под защитой магического квадрата. В это время Шамсиэль тайно добралась до лагеря Историаса, и обнаружила палатку, где Серебрия истязала связанного Люта. Увидев, что Лют неосознанно разрушил защиту магического квадрата, Шамсиэль прошмыгнула внутрь, и воспользовавшись своей силой суккуба, угомонила Серебрию, после чего освободила Люта от верёвок. Очарованная силой Люта, Серебрия предложила им взять её в качестве пленницы, и Шамсиэль поспешно приняла её предложение, не давая ей возможности рассказать о своих мотивах. Это крайне удивило Люта, который заметил, что Шамсиэль решительно пресекает все разговоры о Священном Мазоку. Решив довериться Серебрии, Лют пытается выяснить у неё, что она знает о таинственных "бессмертных" управляемых Историасом? Однако Серебрия уверяет его, что ей ничего не известно об этих созданиях, кроме слов мужа, что они является секретным оружием Историаса, а сам канцлер отнюдь не горит желанием раскрывать ей подробности. Шамсиэль отправляется на разведку, и тут же прибегает обратно, сообщив что перед палаткой собралось много стражников из мазоку, перед которыми её маскировка бессильна. Серебрия предлагает дождаться ночи, когда вся стража ляжет спать, и в это время совершить побег. Лют поддерживает её идею, и тут же ложится спать. Серебрия выясняет у Шамсиэль, почему она скрывает от Люта, его настоящую личность? «Пока что Люту лучше ничего не знать — уверенно ответила ей Шамсиэль — Это слишком сложная тема». Серебрия понимающе кивнула: «Я должна была его отыскать. Я единственная Ундина, оставшаяся в этом мире». Шамсиэль вопросительно посмотрела на неё, не понимаю к чему она клонит. «Так мне сказала Маркграфиня Шахар — пояснила Серебрия — Есть и другие выжившие нимфы, но я единственная оставшаяся Ундина». Узнав, что Шамсиэль является родной дочерью Шахар, Серебрия поведала ей о её словах, что она сможет оставить после себя потомство лишь от короля всех королей. Шамсиэль тут же поинтересовалась, зачем тогда её понадобилось выходить замуж за старого короля Иберии? Серебрия рассказала, что согласно предсказанию своей покойной сестры, она сможет встретиться с королём, лишь после брака с человеком, и так получилось, что она была обязана королю Иберии своей жизнью. Поэтому в качестве благодарности, она согласилась выйти за Эмперадора II, когда он пообещал ей, что она вольна уйти от него, когда найдёт своего короля. Отбив ночное нападение, Ферзен и Сако планируют ответное контрнаступление на тыловые подразделения противника, которые на их удачу не защищены силами "бессмертных", находясь под охраной обычных подразделений, смертных мазоку и людей. Историас узнаёт от подчинённых о тайном возвращении Серебрии в лагерь, и недоумевая, почему она сразу же не связалась с ним, отправляется узнать в чём дело. Войдя в палатку, и обнаружив в ней Серебрию, Шамсиэль и Люта, Историас сразу догадался в чём дело. Он тут же обездвижил Шамсиэль при помощи магических пут, и предупредил бросившегося к ней на помощь Люта, не прикасаться к ней, чтобы ещё сильнее не стянуть путы. Серебрия тут же рассеяла его чары, чем окончательно развеяла его подозрения относительно неё. «Когда это ты превратилась в предательницу? — холодно поинтересовался Историас — Я же просил тебя похитить короля Люта». — «Я не слышала, чтобы ты просил связаться с тобой» — огрызнулась в ответ Серебрия. Историас указал пальцем на Люта, заявив, что он не позволит уйти столь опасному для их страны человеку, и увидев на шее Люта кулон призыва минотавра, тут же потребовал отдать его. «Эта штука? Ты её помнишь? Может ты и есть отправитель?» — с иронией спросил Лют, уже зная верный ответ. И после того как он отказался вернуть кулон Историасу, тот приказал стражникам, немедленно избавиться от него. Но прежде чем стражники успели зарубить Люта, снаружи раздался громкий шум, лязг оружия, и лошадиное ржание, и ворвавшиеся внутрь Ферзен и Сако, тут же прикончили нависших над Лютом стражников. Увидев Историаса Ферзен торжествующе усмехнулся: «Вот ты где был. Это ночное нападение принесло знатный улов». Увидев Люта, Ферзен с Сако ненадолго отвлеклись, и Историас воспользовался этой возможностью, чтобы беспрепятственно сбежать от них. Опомнившись, Ферзен тут же с проклятиями бросился вслед за ним. Понимая, что в скором времени перевес сил будет не в их пользу, Лют немедленно требует у Сако коня для себя и захваченной в плен Серебрии. Неподалёку от них сцепились в смертном поединке Ферзен и Историас. Уступая своему соперника в технике владения мечом, Историас решает пустить в дело магию, однако заметившая это Серебрия, опережает его, и использует воды близлежащей реки, чтобы нанести ему превентивный удар. «Королева! Значит ты действительно задумала предать Иберию!» — с раздражением крикнул Историас, вынужденный прервать свои чары, чтобы отразить её удар. Лют забрался на лошадь, усадив за собой Серебрию, и в это время зазвучал сигнал к отступлению. Ферзен с неохотой отступил от своего соперника: «Проклятье! — сплюнул он под ноги — Помни об этом! Я обязательно заберу твою голову! Уходим, Мотель! Сако!». Под прикрытием дымовой завесы они поскакали прочь от вражеского лагеря, и в это время у них за спиной возник огромный смерч. «Чёртов Историас... — прошипела Серебрия — попробуй справиться с этим...». Река неподалёку от них неожиданно вышла из берегов, и устремилась на Историаса, заставив его развеять чары торнадо, для самообороны. После водяной атаки Серебрии, Историас не рискнул более пытаться задержать их. Вернувшись в союзный лагерь, и поблагодарив Ферзена и Сако за своё спасение, Лют объявил им, что не стоит опасаться предательства Серебрии, и он сам назначит охрану, чтобы не было необходимости её связывать. Серебрия в это время находилась в отдельной палатке, под наблюдением Мотеля и Минотавра. Узнав, что Лют заставил Минотавра отречься от служения Историасу, Серебрия ещё сильнее уверовала в то, что Лют и есть тот самый король всех королей, которого она искала. В то же время, ей было неловко, что она оставила своего мужа, к которому в отличие от Историаса, не питала никакой ненависти. «Прости, за то что оставила тебя в такое время — с сожалением подумала она — Я не ненавижу тебя, но я нашла того человека...». По удивительному стечению обстоятельств, королевы Розалин и Эстория встревоженные отсутствием новостей с военного фронта, решили одновременно отправиться в королевский дворец Амбре во Фронции, под предлогом поздравления Афродии с браком, а на самом деле желая находиться поближе к своему мужу. Лэнгстон и генерал Шрам, заверили молодых королев, что присмотрят за их владениями, пока они не вернутся. На следующее утро после ночного нападения, в иберийский лагерь прибывает Эмперадор II. Историас сразу же отводит его в свою палатку, и рассказывает о поражении Иберийского флота и предательстве Серебрии. Эмперадор II с содроганием выслушал его доклад: «Не могу поверить, что Серебрия проиграла. Да ещё и предала меня...» — потрясённо пробормотал он. Историас тут же намекнул ему, что король Лют показался ей более достойным. «Но Серебрия ведь любила меня, верно? — разгорячёно воскликнул Эмперадор II — Не могу поверить в предательство. Он мог воспользоваться её слабостью, или угрожать». Решив не бередить этой темой душу короля, Историас перевёл тему разговора на текущую военную обстановку, подметив, что после сокрушительного поражения на море, и потери всех кракенов, они должны направить все силы на ведение сухопутной войны. Эмперадор II поддержал его идею, пообещав лично возглавить военную компанию, и тем самым воодушевить солдат своим присутствием. На следующее утро в военный лагерь Фронции прибывает посол Иберии, с просьбой добровольно вернуть Серебрию Эмперадору II, что в свою очередь поможет укреплению доверию между их странами. «Серьёзно? — С видимым удивлением вскинул брови Лют — Я думал, что доверие уже разрушено». В ответ на это посол намекнул, что Историас в силу своей безграничной щедрости готов предложить им то, о чём они больше всего мечтают. Это был намёк, на уход из Фронции военных сил Иберии. Предложив обдумать это предложение до завтрашнего дня, посол Иберии предупреждает, что в случае отказа, они добьются своего при помощи силы. После ухода посла, Лют предлагает Ферзену не дожидаться ночного нападения "бессмертных" отрядов Историаса, и тайно увести войска из лагеря, чтобы соединить их позднее с прибывшим подкреплением Глэдис. Эмперадор II обходил лагерь, чтобы поддержать боевой дух своих воинов, находя нужные слова и для людей, и для мазоку. Обеспокоенным же исчезновением Серебрии, король заявил, что его жена специально сдалась врагу, чтобы шпионить за ними изнутри. Вернувшись к штаб и узнав ответ у отправленного посла, обеспокоенный неоднозначным ответом Люта, Эмперадор II приказал Историасу тут же обрушить на военный лагерь Фронции мощнейший торнадо, даже не догадываясь, что незадолго до этого их лагерь полностью опустел. Хоть Люту и удалось спасти своих солдат от смертоносного торнадо Историаса, им не удалось избежать ночного нападения его отрядов "бессмертных". Нападение случилось поздней ночью, почти одновременно с возвращением Шамсиэль с флота, куда она ранее отправилась доложить о спасении Люта. Серебрия безуспешно пыталась повергнуть "бессмертных" своей магией воды, однако монстры теснили их, и в самый критический момент Лют спасая Шамсиэль от их зубов, неосознанно превратил их в камень. Разобравшись с первой волной нападавших, к ним наконец пробиваются Мотель с Минотавром. Однако, едва они успели соединить свои силы, как перед ними показалась троица личных ассасинов Историаса, явившихся за головой короля Люта. Мотель тут же вступил в бой с одним из них, однако оставшиеся двое бросились на Люта с обнажёнными мечами. Едва один из них успел замахнуться, как тут же пал, сражённый в спину неожиданно прибывшей Глэдис. Та же участь ждала и последнего асассина. Едва Лют успел поприветствовать свою прибывшую жену, как к ним тут же присоединились пробившиеся сквозь толпы врагов Ферзен и Сако. «Вы что творите!? Лют вот-вот мог погибнуть!» — тут же сурово отчитала их Глэдис. Однако с наступлением очередной волны нападавших, им пришлось забыть о выяснении отношений, а Лют догадавшись, как работает его неожиданно проявившаяся сила, направил руки на "бессмертных", и обратил их в камень. На следующее утро Историас доложил Эмперадору II о вероятном провале их плана, ночного убийства короля Люта при помощи отправленных "бессмертных" и ассасинов. Узнав, что никто из них до сих пор не вернулся, Эмперадор II приказал собирать оставшиеся силы и готовиться к грядущему генеральному сражению. В это же время, в лагере Фронции, после отражения ночного нападения, и прибытия подкрепления Глэдис, боевой дух солдат был поднят до предела. Об этом Ферзен и сообщил Люту за завтраком, посоветовав не упускать такую возможность, и дать врагу решительный бой. Лют поддержал это предложение, отметив что не собирается вести битву укрываясь в задних рядах, ведь лишь его сила может одолеть выставленных против них "бессмертных". Ферзен и Глэдис тут же повздорили между собой, выясняя, кто из них станет прикрывать короля в бою, пока наконец не пришли к решению, и не доверили это дело Шамсиэль, наказав ей быть рядом с Лютом, и в случае опасности доставить его по воздуху в безопасное место.
Битва началась в полдень. Правый фланг возглавлял генерал Сако, а левый был доверен Глэдис. В самом центре прикрывать короля, остались Ферзен, Мотель и Шамсиэль. По приказа Ферзена отборная пехота Эдельланда первой бросилась в бой на вспомогательные войска противника размещённые в передних рядах. Следом за ним, возглавила отряд элитный конницы сама Глэдис, одной из первых ворвавшись в строй вражеских мазоку из гулей, волколаков, и орков. Разя мечом направо и налево, она сеяла ужас и смятения среди оказавшихся на её пути врагов, а солдаты Вандербалта глядя на своего лидера, сами спешили оказаться в самой гуще боя. На левом фланге, дела шли не так удачно, и силы генерала Сако постепенно теснили. Заметив это, Ферзен крикнул Люту замедлить продвижение, и вместе с Мотелем отступить, чтобы не позволить врагам обойти их со стороны, и дождаться вывода отрядов "бессмертных". Однако прежде чем они успели перегруппироваться, их накрыл ливень из вражеских стрел. Пытаясь отмахнуться от летевших стрел, Лют невольно стукнул своего коня мечом, отчего животное взбесилось, и понесло его прямо на вражескую кавалерию. Ферзену, и Мотелю с Минотавром пришлось прорываться вперёд, и своим оружием расчистить дорогу для короля. Однако в это время, очередной залп вражеских стрел, заставил неуправляемого коня повернуть направо, прямо навстречу вышедшим из задних рядов "бессмертных". Увидев это, Лют отчаянно натянул поводья, и конь неожиданно остановился, и брыкнув, сбросил его прямо в гущу врагов. Наблюдавший за этой сценой Эмперадор II, громко рассмеялся, и уверенный, что теперь он окончательно покончил с Лютом, приказал Историасу, покончить со второй по значимости угрозой. Поняв о ком идёт речь, Историас тут же использовал заклинание призыва трёх гигантских големов, и приказал им прикончить Глэдис. После этого Эмперадор II крикнул своим солдатам, что тот кто убьёт вражеского полководца, получит от него 100 золотых. После падения Люта в окружении "бессмертных", было очевидно, что ничто из союзников не успеет вовремя явиться к нему на помощь. Поняв это, и в самый последний момент вспомнив ожидавших его жён, Лют осознал, что ему ещё рано умирать, и одним махом обратил в камни всех бессмертных вокруг себя. Увидев это невероятное зрелище, мазоку уверенные в непобедимости "бессмертных" отрядов, дрогнули и отступили. Этим тут же воспользовался Ферзен, приказавший с удвоенной силой навалиться на деморализованных врагов. Увидев, как Лют избавился от его секретного оружия, Историас тут же приказал големам сменить цель, и сперва разобраться с Лютом. Увидев несущихся их навстречу големов, конница возглавляемая Ферзеном обратилась в бегство. Лют запрыгнул на коня и попытался отступить вслед за остальными, однако его конь в очередной раз взбесился, и понёс его прямо навстречу големам. Замахав руками перед готовой раздавить его махиной, Лют в панике закричал големам остановиться. К его удивления, големы тут же выполнили его приказ и остановились. Это тут же напомнило Люту о раннем подчинении им кракенов, и он приказал големам, атаковать войска Иберии. Услышав этот приказ, големы тут же бросились на перепуганных врагов, которые не рискнули связывать с этими машинами смерти, и предпочли броситься врассыпную. Наблюдавший за этим зрелищем Эмперадор II скрежетал зубами от злости, и кричал на Историаса, который безуспешно пытался вернуть контроль над големами. Так и не дождавшись результата, и не в силах более наблюдать, как бесславно гибнут его солдаты, Эмперадор II отдаёт приказ об отступлении всех войск. Это была знаменательная победа для объединённых сил Эдельланда и Фронции, которая не только закончилась с минимальными потерями, но и обогатила их армию трофеями, в качестве трёх боевых големов. В то же время Эмперадор II выпытывал у Историаса, каким образом Люту удалось превратить в камень его непобедимых "бессмертных"? Историас объяснил ему, что скорее всего король Лют ведёт своё происхождение от мазоку, если принимать во внимание известия о том, как он спас королев из вазы Призыва Душ. Таким образом, посовещавшись, они решили что наиболее эффективным средством против столь могущественного противника, станет сильнейший ураган, призванный Историасом. В военный лагерь Фронции прибывает делегация с союзного флота, в составе Айсис, Неллис, и русалов, которые поздравляют Люта с очередной знаменательной победой. После приветствий, Айсис сообщает, что привела с собой кардинала Фанго, который надеется выступить посредником, для заключения мирного договора. Как оказалось, его визит был очень своевремен, поскольку Фанго тут же поведали о богопротивных, "бессмертных" трупах, которые Историас использует в качестве своего секретного оружия. С содроганием выслушав все подробности, Фанго заявил, что церковь Святого Креста не может оставить без внимания столь вопиющее нарушение своих заповедей, и он собирается отправиться к королю Иберии, чтобы убедить его остановить это кощунство. Глэдис убеждает его, не делать поспешных решений, чтобы в итоге ему самому не стать заложником короля Иберии. Прежде чем Фанго успевает возразить, приходят тревожные известия о формировании вокруг них внушительного циклона, который в скором времени грозил обратиться в убийственный ураган. Неллис сразу догадалась, что здесь замешана магия Историаса, и попросила Люта одолжить ей одного из големов. Получив голема, Неллис преобразовавывает его на составляющие, и собрав его основу в виде горсти песка, передаёт её Шамсиэль, указав где находится Историас, и поручив бросить полученный магический песок, прямо перед его шатром. Историас был полностью сконцентрирован на поддержании магии вызванного им торнадо, когда до него донеслись крики стражников, увидевших в небе несущуюся к его шатру Шамсиэль. Это привело его в замешательство, так как он не хотел упускать возможности взять в плен столь важную заложницу. Приостановив вызов торнадо, Историас выскочил из шатра, и тут же столкнулся с надвинувшимся на него големом, в то время как Шамсиэль уже улепётывала обратно. Выругавшись на себя за жадность, Историас попытался сбить Шамсиэль на землю при помощи магии, однако в этот момент на него всей своей массой набросился его бывшимй голем. Историас едва успел уклониться от его удара, и удар голема пришёлся прямо по шатру, где он читал заклинание. Это привело Историаса в ярость, и он собрав все силы, уничтожил голема мощнейшим проклятьем. Бросившись к поваленному шатру, Историас увидел, что его магический квадрат для вызова торнадо, был полностью уничтожен големом. Однако вне себя от злости, от того что его одурачили, Историас принялся за новое заклинание, но не выдержав чрезмерной нагрузки, он тут же потерял сознание. На следующее утро ослабевший Историас очнулся в королевском шатре, и осмысливая случившееся пришёл к выводу, что пришло время использовать против короля Люта их самое надёжное средство. Выслушав Историаса, Эмперадор II поинтересовался, насколько окажется эффективна против Люта полученная ими голова Медузы. Вместо ответа Историас приказывает стражникам привести военнопленного Фронции, и приказав всем остальным отвернуться, разворачивает перед ним свёрток с головой Медузы. Увидев как пленник в один миг обратился в камень, Эмперадор II понимает насколько мощный артефакт попал к ним в руки, и предлагает сразу же использовать его на Люте, вызвав его под видом переговоров о мире. Историас возражает, что из-за своей проницательности, король Лют сразу заподозрит неладное, и откажется от поездки. Вместо этого принято решение продемонстрировать солдатам силу проклятой головы Медузы, и воспользоваться ей в наиболее отчаянный момент. Статуя окаменевшего военнопленного Фронции была поставлена на всеобщее обозрение перед потрясёнными войсками людей и мазоку. Эмперадор II уверил всех солдат, что на этот раз, используя силу этого невероятного артефакта, они без труда одолеют короля Люта. Более того, он тут же вдохновил всех мазоку, пообещав 1000 золотых и роскошный особняк тому, кто сможет захватить короля Люта в плен. Утром следующего дня, Лют снова решил довериться Неллис, и попросил её погадать на картах, когда им ожидать очередного нападения Историаса? Однако как выяснилось, Историас заранее предусмотрел эту возможность, и сохранил в тайне от карт свои истинные планы. Это встревожило Люта, который согласился с мнением Ферзена, что возможно этой ночью им следует ожидать нападения противника, и стоит усилить охрану. Русалы сразу вызвались обеспечить наружную охрану лагеря, взяв с собой Минотавра в качестве поддержки. С наступлением сумерек, Эмперадор II лично возглавил оставшиеся силы мазоку для ночного нападения на лагерь Фронции. Заметив во время ночного патрулирования наступавшие отряды бессмертных под управлением "Историаса", Шамсиэль тут же бросилась в шатёр Люта и сообщила о вторжении. Солдаты бросились на бессмертных, и гибли один за другим, пока не вмешался сам Ферзен, приказавший своим подчинённым не отдавать зазря свои жизни врагу, и отступать в лагерь. Прорубаясь сквозь "бессмертных", Ферзен увидел за их спинами отдающего приказы Историаса. «Выходи, Историас! — заорал Ферзен, отбивая на ходу летящие в него стрелы — Давай покончим с этим!». Историас хладнокровно посмотрел на него: «Я могу выйти. Однако сражаться придётся не со мной» — заявил он, указав на окружавших Ферзена "бессмертных". «Ублюдок...» — прорычал Ферзен, и прорубив себе дорогу, набросился на Историаса. В это время прибыли отряды мазоку под командованием Эмперадора II, и Ферзену пришлось бы худо, если бы в это время ему на подмогу не подоспел генерал Сако. «Ты умрешь не раньше, чем увидишь свадьбу своей внучки!» — крикнул он Ферзену, и обрушил свой меч на Историаса. В это время в их бой вмешался Эмперадор II, прикрыв своим мечом пошатнувшегося Историаса. Переведя дух, Историас тут же велел королю не терять время, и отправляться к Люту в лагерь. Ферзену с Сако оказавшихся к этому времени в плотном окружении врагов, ничего не оставалось, кроме как продолжить безнадёжный бой, и надеяться лишь на собственные мечи. Выжившие солдаты из дозорной группы, сообщили Люту о Ферзене с Сако, оттянувших на себя часть вторгшихся врагов, и теперь полностью отрезанных от их лагеря. Не теряя более ни минуты, Лют в сопровождении своей грозной свиты прорвал оцепление нападавших, и тут им пришлось отбиваться от стрел рассыпавшихся по всей округе лучников. Серебрия тут же воспользовалась своей магией, и используя воды ближайшей реки в качестве барьера, позволила их отряду беспрепятственно проскочить через опасную зону. Когда отряд Люта наконец добрался до места битвы, израненные Ферзен и Сако были уже на пределе, и готовы были встретить свой конец. Едва Лют успел вывести генералов из окружения, как показался сам король Иберии. Встав рядом с Историасом, он ехидно поблагодарил Люта, за то, что тот облегчил ему работу. После этого он вытянул перед собой сверток с головой Медузы, и развернул его перед собравшимися. Неллис с Серебрией в последний момент осознав опасность, крикнули остальным прикрыть глаза, однако было уже слишком поздно, и Лют с Шамсиэль и Глэдис, тут же обратились в камень. Эмперадор II достал меч, и приставив его к окаменевшему королю, крикнул остальных не двигаться, или он обратит их статуи в пыль. Кардинал Фанго дрожащим пальцем указал на свёрток в руках короля: «Это же...разве не голова Медузы!?..Почему она здесь!?...». Эмперадор II хмыкнул, и заявил в ответ, что он может считать это божьи даром. Это вывело кардинала Фанго из себя, и он воскликнул, что кража из сокровищницы есть ничем не оправданный грех, и невероятная глупость. К его осуждению тут же присоединилась Серебрия, заявив мужу, что он совершил непростительную глупость, убив Священного Мазоку. Поняв, что больше нет смысла скрывать этот факт от короля, Историас подтвердил слова Серебрии: «Так и есть. В мире есть лишь один мазоку, которому под силу подчинить своей воле кракенов и големов, и обратить "бессмертных" зомби в камень. Тот кого также называли богом этого мира, среди мазоку был известен как Священный Мазоку». Всё присутствующие оцепенели от услышанного, не в силах поверить, кем на самом деле являлся их король. Эмперадор II злорадно рассмеялся, торжествуя над тем, что ему удалось победить короля, называемого богом, и теперь он сам занял место этого бога. Услышав эти речи, Фанго возопил о божьей каре, за совершённый им грех. В ответ на это Эмперадор II со смехом заявил, что он сам является божьей карой, ведь именно он требовал от мазоку обращения в свою веру, в то время как кардиналы были на стороне главного из мазоку. Повернувшись к остальным Эмперадор II поинтересовался, готовы ли они присягнуть ему на верностью, и услышав в ответ лишь твёрдый отказ, он приказывает зомби, убить всех сторонников Люта. В самой последний момент, когда все уже приготовились к смерти, а Эмперадор II занёс свой меч над окаменевшим Лютом, неожиданно грянул гром, на миг озаривший всё вокруг ослепительной вспышкой света. В следующий миг Эмперадор II с изумлением увидел, что все его зомби обратились в камень. Не понимая, что происходит, он поспешил повторно замахнуться мечом на Люта, в этот раз его удар блокировал сам Лют. Королевская свита не веря своим глазам уставилась на вернувшегося с того света короля, который как ни в чём не бывало отражал отчаянные удары Эмперадора II. Историас тут же опомнился, и достав свой меч, шагнул к окаменевшей Глэдис. Однако как только он замахнулся мечом, на его пути встала Айсис. «Я не позволю убить важного для Люта человека!» — крикнула она, с трудом блокируя его удар. «В таком случае умрёшь ты!» — прорычал Историас, и обрушил свой увесистый меч на её голову. Снова раздался гром, и удар Историаса был блокирован. Однако на этот раз его удар остановила уже Глэдис. Все потрясённо уставились на двух королев, которые избавились от проклятья окаменения. «Бросаться на меня с мечом может лишь полный глупец. Неужели тебе настолько надоело жить?» — поинтересовалась Глэдис у отступившего от неё соперника. Увеличив дистанцию, Историас тут же выпустил в неё огненный шар, который пролетев несколько метров был потушен одним взмахом руки Люта. Историас заскрежетал зубами от злости, и попытался призвать ураган. Лют так же невозмутимо поднял руку к небу, и рассеял начавший было формироваться циклон. Увидев как ловко Лют обезвредил Историаса, Глэдис с Шамсиэль тут же бросились в объятья мужа. В этот же момент Историас подкрался к ним со спины, и замахнувшись мечом попытался зарубить отвлёкшегося Люта. Глэдис тут же нанесла ему фатальную рану молниеносным ударом меча. Увидев истекающего кровью канцлера, Эмперадор II впал в панику, и попытался было бежать, однако свита короля Люта преградила ему дорогу к собственным войскам. «В-Вы что творите! — заорал Эмперадор II на застывших мазоку — Солдаты, живо вперёд! Лучники огонь! Вы обязаны меня защищать!». Никто из мазоку не откликнулся на его призыв, все их взгляды были обращены на своего единственного короля, Священного Мазоку, перед которым они преклонили колени. Эмперадор II отчаянно огляделся вокруг себя в поисках спасения, и бросился к кардиналу: «Святой отец Фанго! Я...». Тот лишь сурово взглянул на перепуганного короля: «Ты похитил из сокровищницы голову Медузы. Даже бог тебя не простит». Получив такой же твёрдый отказ от Серебрии, Эмперадор II снова схватил голову Медузы, и направил её на Люта. Увидев, что ничего не произошло он с криком отбросил её в сторону, а Лют спокойно поднял её с земли, и объяснил, что голова Медузы теряет свою силу после нескольких раз. Лют тут же обратил голову Медузы на Эмперадора II, и прежде чем тот успел осознать случившееся, его мгновенно обратило в камень. «Это была шутка» — хмыкнул Лют, и ударом меча обратил застывшего Эмперадора II в каменную пыль. После этого Лют опустил веки голове Медузы, навсегда обезопасив окружающих от её проклятья. Обратившись к склонившимся перед ним мазоку, он объявил им об окончании войны, и капитуляции Иберии, и поручил передать остальным войскам о смерти Эмперадора II и Историаса. После этого Лют со смущением повернулся к своей свите, признавшись что на самом деле будучи Священным Мазоку, запечатал свои воспоминания, когда решил что миру будет намного спокойней без него, и он действительно думал, что живёт жизнью обычного человека. Все тут же заверили его, что даже будучи Священным Мазоку он по прежнему является их законным королём, а что касается происхождения, то во всей Евродии не найти королей, у которых бы не было примеси крови мазоку. Лишь Сако выразил опасение, что после того как стала известна истинная личность Люта, могут возникнуть некоторые трудности с Бакачином, чья доктрина описывает Священного Мазоку как личного врага их веры и бога. Все присутствующие повернулись к кардиналу Фанго, ожидая его мнения по этому щекотливому вопросу. «Ваше Величество не имеет значения являетесь вы мазоку или демоном!.. — Фанго преклонил колени перед Лютом — Ваше Величество и есть чудо!.. Это словно второе пришествие!..». Следующий вопрос который волновал Люта, с кем ему придётся подписывать договор о капитуляции Иберии, после того как король и канцлер канули в небытие? Серебрия тут же напомнила ему, что она всё ещё официально является королевой Иберии, и согласна подписать договор, при условии, что Лют возьмёт её в жёны. В тот же день Шамсиэль возвращается во дворец Афродии и сообщает трём королевам о победе над Иберией, смерти Эмперадора II и Историаса, и восьмой королеве, доставшейся Люту.
Спустя месяц, Лют с триумфом прибывает в родной Эдельланд уже не простым королём, но новым императором, объединившим под своим правлением шесть суверенных государств. В скором времени, он заключает с империей Султана мирный договор, и снимает запрет на въезд и торговлю в Иберии для языческих купцов, от которых ранее требовалось обязательное обращение в веру Святого Креста. Иберия как и Фронция сохранила свою местную систему администрирования, без принудительного навязывания рыцарской бюрократии, и на их территории также была введена система двойной бухгалтерии. Айсис, которая 12 лет назад познакомилась с Лютом, в рыцарской школе, стала его девятой короле...императрицей, несмотря на то, что сама она считала себя недостойной столь высокой чести, и Люту пришлось взять инициативу в свои руки. Во время одной из аудиенций, перед Лютом предстала троица подозрительных типов, называющих себя ассасинами ABC. Они напомнили, что ранее пытались дважды выполнить заказ на убийство Люта в Эдельланде и Хиллсланде, однако после своих провалов, они раскаялись, и решили завязать с этой неблагодарной работой, и просят императора Люта I, принять их на службу. Выслушав незадачливых ассасинов, Лют усмехнулся, и согласился взять их на службу в качестве шпионов, для наблюдения за империей Султана.


Автор материала: grobodel
Материал от пользователя сайта.

Рецензии 10.05.2020 1762 grobodel 3.9/9

Комментарии (2):
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
4
1 Nazon   (10.05.2020 21:28) [Материал]
3724
Здорово, но вот абзацев бы...

0
2 Dasgun   (16.05.2020 22:49) [Материал]
37873
Пересказ, ясно, но можно было бы и самому пройти. Странно, что все еленяться