Kyonyuu Fantasy Gaiden 2. Человек в железной маске +18 (3 часть)
Предыдущая глава

Спустя несколько дней Лют в сопровождении Шамсиэль, Глэдис, а так же канцлера Лэнгстона, отплыл из Моргрея, и направился в сторону Фронции, на романтическую встречу с близкой подругой, королевой Афродией. Королева оказала радушный приём прибывшим гостям, и после знатного пира в честь прибывших, наконец уединяется к королём Лютом в своих покоях. К полудню следующего дня, стороны начали вести переговоры о мире и снятии торговых барьеров между странами. Помимо поднятия лимита на разгрузку импортных грузов, зашла речь о наказании для принца Леграна, и общим решением было принято вместо казни или изгнания из страны, наложить на него крупное денежное взыскание, в пользу короля Люта. После переговоров лорд Лэнгстон высказал королю Люту некоторые опасения связанные с отменой лимита на импорт вина. По его словам это может вызвать сильное недовольство у местной гильдии пивоваров. Лют тут же нашёл выход, предложив Лэнгстону увеличить квоты на поставку Фронции виски местного производства. Вино в Хиллсланде относилось к предметам роскоши, поэтому местные работяги зарабатывавшие на жизнь продажей овечьей шерсти, в любом случае оставались постоянными клиентами местных пивоваров. Помимо этого Лют предложил субсидировать пивоваров за счёт части дохода с налогов полученных от снятия ограничений на импорт вина. Лэнгстон с радостью поддержал это предложение, и Лют вернулся к королеве, договорившись повысить квоты на импорт виски. После всех внесённых уточнений мирный договор наконец был подписан обеими сторонами. Затем спустя два дня Лют наконец возвращается в родное королевство, напутствовав Лэнгстона позаботиться о Розалин в его отсутствие. Примерно в это же время в Бакачин прибывает Иктель с копией брачного договора от Люта. Кардинал Агат отправляет копию брачного договора в центральное хранилище, и извиняется за инцидент с королём Лютом, случившийся по вине маски, украденной ранее неизвестными из сокровищницы Бакачина. После долгих месяцев отсутствия король Лют наконец возвращается в родное королевство, где его встречают толпы ликующих придворных и любимые жёны с наложницами. В Бакачин из Иберии прибывает кардинал Католикас, который заявляет Агату, что его король крайне недоволен мошенническим браком одного из королей, незаконно захватившего трон Хиллсланда. Агат сразу понимает, что речь идёт о короле Люте, и немедленно созывает коллегию кардиналов, чтобы высказаться по этому вопросу. В первую очередь председатель Агат заявляет, что виной всему стал проклятый артефакт "Маска Амнезии", которая была несколько месяцев назад похищена из их сокровищницы, и после этого была подброшена короля Люту неизвестными недоброжелателями. Католикас возразил, что даже если король Лют потерял память по вине маски, церковь Святого Креста не может признать действительным брак, который был заключён им под другой личиной. Слово взял кардинал Фанго, ответивший на это, что если сама принцесса и её подданные согласны с браком, даже в условиях открывшихся обстоятельств, то в случае регистрации нового брачного договора, их брак считается действительным. И вслед за этим Фанго продемонстрировал всем присутствующим копию нового брачного договора короля Люта, доставленную ранее Иктелем. Католикас понял, что король Лют оказался более предусмотрительным, и ему остаётся лишь вернуться, и доложить обо всём своему королю. В это же время в Эдельланд прибывает посол Иберии, который высказывает королю Люту крайнее неудовольствие короля Иберии Эмперадора II, связанное с воровством его невесты Розалин, под предлогом провала в памяти из-за маски. Однако его король в силу своей бескрайней доброты и щедрости, не желая ставить под угрозу отношения между Иберией и Эдельландом, предлагает королю Люту I добровольно отказаться от престола Хиллсланда, и аннулировать свой брачный договор с Розалин. Услышав это заявление, Король Лют усмехнулся: «Может мне отправить твоему королю маску? Если он её наденет, может и сам сможет стать королём Хиллсланда». Посол мрачно промолчал, а Лют спокойно продолжил: «Если он действительно желает улучшить с нами отношения, пусть для начала признает мой престол». Разозлившись столь неприятному для него ответу, посол Иберии в сердцах произнёс, что ему жаль видеть Эдельланд насколько грязной страной. Столь дерзкое поведение не осталось безнаказанным, и король Лют призвав стражу, велел налысо обрить посла, включая его промежность, и бросить в темницу, В ответ на вопли уводимого посла, что за это будут последствия, Лют хладнокровно ответил, что всякий осмелившийся назвать Эдельланд грязной страной, сможет подумать о личных последствиях уже в темнице. Следующий был посол Нордланда, который поздравил Люта с вступлением на престол Хиллсланда, и выразил надежду на дальнейшее сотрудничество между их странами. Король Лют в свою очередь пообещал им поддержку в случае военного обострения с соседней Остасией, и пожелал скорейшего выздоровления королю Нордланда Зендену I.
В скором времени пришли известия, что к западной границе Остасии постепенно стягиваются военные силы. Это не осталось без внимания, и король Лют вызывает посла Остасии, с требованием объяснить эти действия. Посол Остасии ссылается на то, что его страна лишь готовится в очередному противостоянию с империй Султана, а часть войск на западной границе лишь с целях недопущения на их территорию вражеских шпионов. Король Лют предупреждает посла, что если их силы на западной границе станут слишком активны, и двинутся в сторону Нордланда, в них немедленно вонзятся клыка Ваккенхайма, как это уже случалось 35 лет назад. После встречи с послом, Лют вызывает Мотеля, доверив ему ответственную миссию, отправиться перед ним в Нордланд, и постараться наладить отношения с принцессой Эсторией, пока их не опередили послы из Иберии. После отправки Мотеля в Нордланд, Лют в компании Люцерии и Роксанны собирается в запланированный, внутренний тур по королевству, чтобы успокоить граждан, обеспокоенных ранними слухами о неожиданном исчезновении короля. После отъезда короля, в столицу прибывает принц Легран, заявивший Эмералии, что он прибыл, чтобы принести официальные извинения королю Люту за случившийся ранее инцидент. Эмералия не обращая внимания на его заигрывания, холодно ответила, что король Лют уже отбыл из столицы по делам, а если он желает принести извинения его женам, пусть возвращается на следующий день. Эмералия рассказывает оставшимся во дворце королевам, что принц Легран судя по всему явился под предлогом извинений, лишь для того чтобы взглянуть на огромные груди королевы Люцерии. На следующий день вновь прибывшего принца Леграна принимают лишь Глэдис и Шамсиэль. Выслушав формальные извинения за недоказанные обвинения Люта в шпионаже на Иберию, Глэдис в свою очередь сурово отсчитала Леграна, указав на то, что его вине погибло множество невинных солдат Фронции, оставивших вдовами и сиротами своих жён и детей. Поэтому если Легран действительно раскаивается, то ему лучше поспешить вслед за Лютом в Бюштэнхальтэр, и лично принести королю свои извинения. Следующей взяла слово королева Шамсиэль. «Почему Розалин тебя отвергла» — задала она прямой вопрос. «Н-Нет...это я отказался» — смущённо ответил замешкавшийся принц, не ожидавший подобного вопроса. Шамсиэль сразу раскусила ложь принца, несмотря на его попытки доказать обратное. «Может быть ты отверг её из-за размера груди уступавшего Афродии?» — задала каверзный вопрос Шамсиэль. По мгновенно вспыхнувшим ушам растерявшегося принца было видно, что Шамсиэль вывела его на чистую воду.
Канцлер Иберии Историас прибывает с дипломатическим визитом к королеве Афродии, намекая, что его король видит в королеве Фронции идеальную для брака женщину. Афродия холодно отвергает эти намёки, заметив что у Эмперадора II уже есть молодая жена, способная похвастаться самой большой во всей Евродии грудью, а о её собственном возлюбленном Историасу и так должно быть известно. Тогда Историас пытается убедить королеву, что захват Лютом престола Хиллсланда позволяет ему обнажить свои клыки над Фронцией не только с суши но и моря. Не убедив королеву в этой угрозе, Историас начинает грозить ей, что если Эдельланд захватит Нордланд, её страна будет следующей в списке. А поскольку в Нордланде размещен гарнизон военных подразделений Иберии, это будет равнозначно объявлению войны их собственной стране, которая известна на всю Евродию своим мощнейшим флотом. Не испугавшись угроз Историаса, Афродия заявляет ему, что во первых Нордланд является независимым королевством, во вторых они могут ответить на угрозу флота Иберии сильнейшим военным альянсом Фронции и Хиллсланда. В скором времени принц Легран прибывает в Бюштэнхальтэр и предстаёт перед королём Лютом, выражая своё раскаяние за случившееся ранее. Выслушав Леграна король интересуется, неужели он действительно мог спутать его с неким могучим рыцарем, с котором принц ранее сталкивался в Иберии? Легран принялся оправдываться, что вспомнил он об этом рыцаре сразу после конного поединка с Лютом, но на вопрос, был ли рыцарь из Иберии в маске, Легран замолкает, признавая свою ложь. После этого Легран просит позволения извиниться и перед принцессой Люцерией, однако Лют догадавшись о его истинных намерениях, интересуется, почему он до сих пор не извинился перед его женой Розалин, перед которой Легран провинился больше всего. Легран пытается отвертеться от неудобной темы, обещая извиниться перед Розалин в течение месяца, однако Лют не веря ему на слово, заставляет его дать письменное обещание, получив которое он милостливо отпускает принца. Мотель по приказу Люта прибывает в Нордланд с дипломатическим визитом, и знакомится с местной принцессой Эсторией, которая довольно нелестно отзывается о его короле, припоминая их первой встрече в Хиллсланде. Мотель начинает понимать, что растопить ледяное сердце Эстории, и наладить её отношения с Лютом, будет задачей не из лёгких. На следующий день в Нордланд прибывает Историас желающий убедиться, что их северный союзник по прежнему верен им. Поприветствовав принцессу Эсторию и канцлера Зайцена, Историас участливо осведомился о здоровье больного короля Зендена I, и заявил, что их военный гарнизон из мазоку размещённый в орту Нордланда всегда готов оказать им свою военную поддержку. Особенно это актуально в это неспокойное время, когда коварный король Лют захватил престол Хиллсланда, тем самым взяв Нордланд в клещи. Эстория поблагодарила Историаса за оказанную их королевству поддержку, и выразила надежду на дальнейшее плодородное сотрудничество между их странами. Перед своим уходом, Историас передал принцессе в подарок от своего короля драгоценную шкатулку. Раздражённый высокомерным поведением принцессы, Историас наедине с Зайценом обсуждает их отношения с Эдельландом, предупредив, что его страна настоятельно не рекомендует им сближаться с Эдельландом и ущерб их отношениям с Иберией. Зайцен в ответ с удивлением спрашивает, с каких это пор их равноправные союзники требуют от них настроить против себя своих же соседей, если это идёт во вред их же собственным интересам? Историас заявляет на это, что они единственные союзники Нордланда в регионе, и их помощь будет напрямую зависеть от того, насколько их страна готова укрепить их отношения, скрепив их кровными узами брака. Зайцен твердо отвергает намёки Историаса, заявив, что принцесса ни при каком раскладе не отправится в Иберию в качестве второй жены Эмперадора II. Историас тут же заявляет, что расценивает это заявление, как намёк на то, что он собирается выдать Эсторию за короля Эдельланда, пригрозив, что в таком случае его король пойдёт на жёсткие меры. Зайцен заявил в ответ, что принцесса пока что не собирается выходить ни за кого из них, пока она не станет королевой. Это несколько успокоило Историаса, но перед уходом он предупреждает Зайцена, что в случае сближения с королём Лютом, их страна рискует повторить судьбу Лингобардского королевства. Мрачный как туча Историас покидает королевский дворец, досадуя на настойчивость и непреклонность пожилого канцлера Зайцена. Он понимает, что пока на их пути стоит Зайцен, их планам но поглощению Нордланда не суждено сбыться, поэтому вероятно в будущем против него придётся принять решительные меры... Мотель узнав от подчинённых о визите Историаса, отправляет срочные послания в Шенберг и Грэнбери.
Спустя несколько дней в Нордланд прибывает принц Легран, которому при помощи своей лести и заигрываний удаётся снискать расположение высокомерной принцессы Эстории. Неожиданный приход принца весьма тревожит Мотеля, который из-за более низкого происхождения не может на равных конкурировать с ним за внимание принцессы. Понимая, что время играет против них, Мотель срочно пишет письма в Шенберг, и Лингобардию, с просьбой к королю поспешить в Нордланд, пока принц Легран окончательно не вскружил голову легкомысленной принцессе Эстории. На следующий день положение Мотеля значительно ухудшилось, когда после очередной встречи с Эсторией, принц Легран заигрывает на их взаимной неприязни к королю Люту, и намекает, что он в скором времени станет королём Фронции, и может даже помочь Эстории отразить будущее нападение Остасии, если ей конечно будет интересно обсудить это в её личной комнате. Заинтриговав таким образом взволнованную его предложением принцессу, Легран отправляется в свои покои, и спокойно ожидает, когда рыбка клюнет на крючок. Как он и ожидал, Эстория заинтересованная его посулами военной помощи, не стала долго ждать, и через несколько часов вызвала принца Леграна в свои покои.
Через 2 недели, в рамках запланированного дипломатического визита в Эдельланд прибывает канцлер Иберии Историас. Его ранний визит в соседнюю Остасию закончился полным провалом. Угрозы начать войну с Остасией в случае нападения на Нордланд вызвали лишь презрение, так как все были уверены, что никто в здравом уме не поведёт армию через весь континент, лишь ради защиты небольшого северного королевства. Попытки предложить военный альянс так же закончились неудачей, так как местное дворянство вообще не видело смысла заключать пустые союзы с такой удалённой от них страной. Теперь пришло его время прощупать силы главного соперника Иберии. Прибывший посол докладывает Историасу о принце Легране, и его ухаживаниях за принцессой Эсторией. Понимая, что король Лют сделает свой следующий ход, чтобы отбить её, Историас даёт послу тайное поручение, взять с собой и доставить в Нордланд, одну из двух привезённых в дар картин. Спустя два дня король Лют возвращается в Шенберг, и принимает Историаса. Вручив в дар королю, коробку клубничных конфет, Историас как и прежде начинает выражать протест своего короля, требующего освободить Хиллсланд от власти короля Люта, если конечно они по прежнему дорожат мирными отношениями между их странами. Лют в ответ предложил отправить свой протест в Хиллсланд, если Иберия так уж сильно недовольна тем, что это королевство добровольно приняло его власть. Поняв, что пустыми формальностями короля не пронять, Историас перешёл к угрозам, заявив, что во всей Евродии не найдётся силы способной сравниться с армией и флотом Иберии. В ответ на это король Лют ехидно спросил, неужели столь могучая держава за всё время своего существования может похвастаться лишь тем, что вытеснила империю Султана с иберийского полуострова? Историас уклончиво ответил, что это было связано с превосходящим по численности силами противника, и отсутствием поддержки со стороны других стран. После ухода посла, Неллис проверяет принесённые конфеты на наличие яда или магии, и с удивлением обнаруживает, что они покрыты чародейским порошком, при прикосновении к которому, красным оттенком окрашиваются глаза любого кто владеет магией. Узнав, что таким образом Историас пытался выявить его истинную личину, Лют скармливает своему минотавру все полученные конфеты. Вернувшись в комнату для гостей, Историас начинает планировать свой следующий шаг. Догадавшись, что чародейка Неллис отговорит короля от употребления его чародейских конфет, Историас призывает злого духа, и приказывает ему следующей же ночью проникнуть в королевские покои, и украсть у короля Люта собственную тень, лишившись которой, он умрёт через три дня. Затем он вызывает ещё 2 духов, которым приказывает через две ночи захватить тело короля. На следующий день Историас получает от Люта приглашение на совместный обед, после которого он убеждается, что никто не заподозрил его в покушении на короля. Вернувшись в свою комнату, его магический взор являет ему невидимую Шамсиэль, которая решила пошпионить за ним. Историас тут же даёт знать Шамсиэль, что он её видит, и запаниковавшая королева испуганно вылетает в окно. В это время прибывает его помощник, и докладывает, что королева Глэдис хотела бы с ним встретиться. Историас приходит на встречу с Глэдис, которая бросает ему тренировочный меч, и предлагает поединок с ней, если конечно он не боится пораниться. Уязвлённый насмешкой Глэдис, Историас принимает её вызов и начинает бой, однако менее чем за минуту бой заканчивается безоговорочной победой Глэдис, оправдавшей своё звание лучшего мечника Евродии. Перед уходом она предупреждает Историаса, что его королю лучше остерегаться провоцировать их тайными проверками, или им придётся иметь дело с армией Эдельланда. В ту же ночь, злой дух в поисках Люта проникает на задний двор дворца, где сталкивается с Неллис, и до того как она успевает прочесть заклинание, злой дух влетает в королевский покои. Увидев на постели спящего Люта, злой дух бросается к его тени, и тут же отлетает обратно под градом ударов, которыми его осыпал спящий король. Так и не сумев подобраться к отбивающемуся королю, избитый злой дух изгоняется из мира живых прибежавшей Неллис. Историас сразу ощутил, что его злой дух потерпел неудачу, однако не желая больше рисковать и навлекать на себя лишние подозрения, он решает следующим же утром покинуть Эдельланд. Перед своим уходом, Историас приглашает Люта в ближайшем будущем посетить их страну, намекая что их королева особенно заинтересована увидеться с ним. Вскоре после его ухода, Лют засыпает в своих покоях, и в это время контроль над его телом захватывает трио злых духов Историаса. Однако после пробуждения короля, оказалось что злые духи сами угодили в свою же ловушку, потеряв контроль над над телом Люта, после чего Лют скормил обезвреженных противников своему минотавру.
В Нордланд прибывает посол Иберии с дарами от короля и предложением политического брака между их странами. Эстория с возмущением отвергает предложение посла, заявив, что не желает быть второй женой престарелого короля, и лучше выйдет за молодого принца Фронции. Однако на вопрос посла, сможет ли принц защитить её от вторжения Остасии, и есть у него выдающиеся генералы, Эстории приходится умолкнуть. Было очевидно, что ей приходилось уповать на помощь страны, которая уже проиграла войну Хиллсланду. Зайцена весьма беспокоит такая резкая и самоуверенная позиция принцессы, и он пытается донести до неё, что подобное надменное поведение тем более перед Иберией может плохо закончиться для них, особенно если из порта будет выведен их военный гарнизон, защищающий границы с моря. Эстория заявляет в ответ, что если Иберия желает заполучить в свои руки первую красавицу Евродии, она готова дать отпор, и если потребуется замена иберийскому гарнизону, обратится за помощью к Фронции и Эдельланду. В это время в их разговор вмешался принц Легран, желающий поговорить с Эстрией, и Зайцену несмотря на все возражения приходится подчиниться принцессе и оставить их наедине. Легран уже узнавший от подчинённых о предложении короля Иберии, использует своё воздействие, чтобы доказать Эстории, что в случае вторжения Остасии, Фронция отправит Генерала Сако ему на помощь, но если принцесса прогонит его, то никто больше не станет связываться с Остасией ради неё. Эстория планировавшая использовать Леграна как предлог, для отказа в браке с королём Иберии, понимает что перехитрила сама себя, и стала зависеть от милости принца, поэтому она с неохотой просит принца задержаться в её королевстве. Легран поняв что рыбка попалась на крючок, заявляет ей, что он готов задержаться на неделю, однако по истечению этого времени Эстория должна определиться со своими чувствами, и прямо сказать ему, готова ли она вступить с ним в брак. С этими словами принц покидает вмиг растерянную Эсторию, с удовлетворением отметив про себя, что на его удачу природа наделила её шармом и красотой, но обделила острым умом и проницательностью. В это же время во Фронции королева Афродия с возмущением узнаёт, что её нерадивый племянник, без её на то воли, планирует вступить в брак с принцессой Эсторией. Она приказывает немедленно вернуть его обратно и посадить под домашний арест, однако после того как граф Рош докладывает ей, что Иберия отправила своего посла в Нордланд с аналогичным предложением брака, Афродия с неохотой отменяет свой приказ, не желая играть на руку своим соперникам.
В Эдельланд прибыло письмо от Мотеля, и на королевском совете обсуждаются дальнейшие действия. Генерал Ферзен выражает опасения, что если принцесса Эстория примет брачное предложение короля Эмперадора II, то это не только сделает Нордланд частью Иберии, но и может привести к военному союзу Иберии и Остасии, направленного против их королевства. После этого Ферзен прямо заявляет, что в данной ситуации, король Лют должен опередить своих соперников, и сам добиться руки принцессы Эстории. Лют понимал, что Ферзен отчасти прав, но его смущал сам факт того, как на это отреагирует его новая жена Розалин, и его возлюбленная королева Афродия. Тщательно всё взвесив, Лют заявил присутствующим, что по его мнению рисковать союзом между Хиллсландом и Фронцией, в угоду новому политическому браку слишком безрассудно, и как знать, возможно это и является целью Иберии, спровоцировать их на подобные действия. Таким образом было решено ограничиться отправкой в Нордланд посла, с целью заручиться поддержкой совета местной знати, а сам Лют памятуя о своём обещании Розалин, приказал готовиться к поездке в Хиллсланд. На обратном пути в Иберию Историас останавливается в Лингобардии, где встречает губернатора Арджана, и пытается намёками выведать у него, готов ли он объединиться с Иберией, и восстановить независимость своего королевства? Однако к его разочарованию, Арджан с иронией отмечает, что он вполне доволен правлением своего короля, и даже согласись он принять помощь боевых отрядов мазоку Историаса, без разрешения Нордланда, он не сможет провести их по сухопутному маршруту. Так и не добившись поддержки, Историас удаляется, напомнив напоследок, что в Евродии нет места для двух львов, и рано или поздно останется лишь один. На следующий день после визита посла Иберии, принцесса Эстория замыкается в своей комнате, и приказывает никого не впускать, сославшись на плохое самочувствие. Это весьма досадует принца Леграна, который лишается возможности и дальше воздействовать на принцессу, но он успокаивает себя, что она помня о его угрозе вернуться во Фронцию, обязательно примет его предложение о браке в течение недели. В это же время Мотель обсуждает с канцлером Зайценом, как растопить холодное сердце принцессы, и вызвать её симпатию к королю Люту. Спустя два дня в Нордланд прибывает отец Мотеля, и узнаёт от сына о возникшей проблеме. Иктель отчитал сына не принявшего никаких мер, чтобы оградить Эсторию от назойливого принца Леграна, и решает взять дело в свои руки. Эстория запершись в своей комнате, думала о том, какой же она оказалась дурой, когда решила использовать Леграна в качестве своей козырной карты, но в итоге сама угодила в его западню, и фактически стала зависеть от него. Её горькие думы были прерваны, как только ей доложили о прибытии Иктеля де Платина, с письмом от Розалин. Эстория приказала немедленно пропустить Иктеля и забрав у него письмо, приказала ему покинуть её комнату. Иктель не двигаясь с места, с широкой улыбкой ответил Эстории, что госпожа Розалин взяла с него слово, что он напишет ей, пребывает ли госпожа Эстория в добром здравии, и он не может написать этого, когда видит её настолько встревоженной. Следом за этом Иктель деликатно осведомился: «Может быть вы обеспокоены неприемлемыми условиями брака от принца Леграна?». Эстория изумлённая проницательностью Иктеля выясняет у него, как он догадался о её проблемах. Иктель отвечает, что перед уходом из Хиллсланда королева Розалин напутствовала его, передать принцессе Эстории, чтобы она не принимала брачное предложение принца Леграна. Глядя на удивлённую и притихшую от этого послания Эсторию, Иктель невозмутимо продолжил свою речь, отметив, что независимо от того, вступит ли принцесса в брак с Леграном или нет, Фронция в любом случае придёт на помощь их королевству, в случае военной угрозы. «...Это правда...» — не веря своим ушам едва прошептала Эстория. Иктель уверенно кивнул: «Королева Афродия весьма мудра. Она не из тех людей, которые станут действовать в интересах Остасии или Иберии». Эстория скривилась, она отнюдь не считала проявлением мудрости для королевы, встречаться с тем, за кем закрепилось прозвище "король без семени". Иктель подытожил свою речь, отметив что таким образом для принцессы нет никаких препятствий, чтобы без последствий отказаться от предложений обременительного политического брака. Услышав это, у Эстории сразу полегчало на душе, а Иктель заметив перемену её настроения, тут же предложил ей не идти на поводу у своего ухажёра требующего дать ответ в срок, и заявить, что если он не готов ждать сколько ей потребуется, то у такого брака нет будущего. Эстория призналась Иктелю, что её ухажёр слишком настойчив, и пугает её, и тут же получила совет сделать это заявление в тронном зале, и в присутствии канцлера Зайцена. Растроганная добротой Иктеля, Эстория благодарит его, хоть и сожалеет что не может ничего дать ему взамен. Иктель с широкой улыбкой заявляет в ответ, что для него главная награда, это доброе самочувствие принцессы, о чём он обещал написать королеве Розалин в письме. После ухода Иктеля Эстория наконец развернула письмо от Розалин: «Эстория, как твои дела? А у меня...не очень хорошо. Без короля Люта мне так грустно. Ну я и так знаю, что его терпеть не можешь, но с королём Лютом так весело. Не так уж и много людей, которые о нём злословят. Я вот думаю, к тебе точно будет свататься принц Легран. Не вздумай соглашаться. Этот проныра будет цепляться за любую возможность. Он худший из парней!». Эстория с улыбкой прочла эмоциональное письмо своей подруги, и поняв что наконец готова действовать, вызвала стражу. В скором времени принц Легран был вызван в тронный зал, где его ожидала Эстория и канцлер Зайцен. Обрадовавшись, что принцесса наконец решила объявить ему о своём решении по поводу брака, Легран приготовился было выслушать положительный ответ, однако Эстория тут же заявила ему, что не видит будущего у брака с тем, кто не готов ждать сколько потребуется. Легран с невозмутимым лицом поинтересовался, означает ли это, что Нордланд отказывает от военной помощи Фронции? Эстория парировала, ответив что в случае необходимости, она лично обратиться к королеве Афродии за помощью. Пытаясь скрыть возникшее раздражение, принц Легран приумолк, и затем непринуждённо заявил, что хотя он не привык особо ждать, но ради первой красавицы Евродии, он готов пойти на такой шаг. После окончания аудиенции Эстория вернулась в свою комнату и вдруг вспомнила о принесённом послом Иберии подарке от короля. Взяв в руки дорогую шкатулку, Эстория подумала, хватит ли её содержимого, чтобы хоть немного покрыть военные расходы, и решила заглянуть в неё. Внутри лежала невиданной красоты подвеска украшенная драгоценным камнем. Не удержавшись от соблазна, Эстория решила примерить её на себе, и лишь надев, её сознание тут же помутилось, а всё тело пронзил импульс неведомой магии.
Историас возвращается в Иберию, и докладывает Эмперадору II о своём путешествии в Эдельланд, и короле Люте, который по мнению Историаса не обладает магической силой, однако есть подозрения, что в нём есть кровь мазоку, что объясняет привязанность к нему первой королевы из расы суккубов. После этого они перешли к обсуждению перспектив политического брака с принцессой Эсторией, и возможностью военного противостояния с Остасией, которая активно готовится к военным действиям. Эмперадор II с иронией отнёсся к известиям, о том, что его соперник — принц Легран, пытается лишить его Эстории, понимая, что отправленная им заколдованная подвеска поможет ему навсегда завладеть чувствами своенравной принцессы. После этого он приказал увеличить численность гарнизона в порту Нордланда, на случай неожиданного нападения Остасии. В это время в самом Нордланде Эстория под воздействием чар подвески, пишет любовное письмо адресованное Эмперадору II, и поручает Зайцену отправить его в Иберию, сославшись на то, что это благодарственное письмо за привезённый подарок. Вечером того же дня Мотель с удивлением узнаёт о неожиданном прибытии посла из Эдельланда. Недоумевая, почему его заранее не поставили в известность о прибытии посла, Мотель отправляется в тронный зал. Прибывший из Эдельланда посол заявляет, что прибыл по поручения короля Люта, чтобы предложить принцессе Эстории свою руку и сердце. Естественно Эстория с возмущением отказывается от предложенного брака, с негодованием ответив, что ей ненавистен как его вздорный король, так и сам Эдельланд. Это нисколько не смутило посла, и он тут же напомнил о военной угрозе со стороны соседней Остасии, о том насколько далеко от её королевства находится Иберия, и о сложных взаимоотношениях королевы Фронции со своим племянником, подытожив что кроме Эдельланда ни одна страна не окажет ей помощь в трудную минуту. Эстория возразила ему, что в случае опасности, она верит, что Иберия защитит их. Услышав эту речь, не удержался даже канцлер Зайцен: «Госпожа Эстория, одумайтесь» — отчаянно прошептал он принцессе. — «Нет, я не изменю своего решения» — твердо ответила Эстория, давая понять что аудиенция закончена. Рассерженная Эстория вернулась в свои покои, проклиная про себя короля Люта, который едва успел сделать Розалин своей женой, как тут же нацелился на неё. «Она для него драгоценный камень? Предмет для коллекции! — подумала Эстория — Вот почему она так ненавидит этого короля, этого мерзавца». Она тут же вспомнила про короля Иберии, и в груди у неё потеплело. Она сама не могла объяснить себе, почему мужчина старше её более чем на 20 лет, стал так мил её сердцу? Не зная как унять охватившую её тоску, Эстория принялась писать очередное любовное письмо адресованное Эмперадору II. Вскоре до королевы Афродии доходят известия о том, что король Лют неожиданно отправил в Нордланд посла с предложением о браке с Эсторией. Это вызывает негодование королевы, возмущённой тем, что её возлюбленный пошёл на столь опрометчивый шаг, не предупредив ни её, ни свою новую жену Розалин. Она немедленно приказывает графу Рошу отправить в Эдельланд посла, и потребовать объяснений случившемуся. Сам же Лют в это время уже пересекал море в направлении Хиллсланда, и спустя несколько дней его корабль прибыл в порт Моргрея. Спустя несколько дней король уже подъезжал к воротам королевского дворца Грэнбери, где его прибытия с нетерпением ожидала Розалин. В тот же день, Эстория была занята написанием очередного любовного письма, закончив которое, она поручила отправить его Зайцену. Престарелый канцлер к этому времени уже смекнул, что дело тут нечисто, ведь это было уже шестое по счёту благодарственное письмо адресованное королю Иберии, которого юная принцесса даже в глаза не видела. Прибывший стражник доложил, что принцессу хотел бы поприветствовать вновь прибывший из Эдельланда посол. Эстория помня предложение о браке от прошлом посла, с презрением отказывается от аудиенции, однако Зайцен решает сам встретиться с послом, и узнать с чем связан его визит на этот раз. К удивлению канцлера, прибывший посол ничего не знает о своём предшественнике, и предложении о браке, сделанным им якобы от имени короля Люта. Как пояснил посол, он прибыл с целью поприветствовать принцессу и заручиться поддержкой совета местной знати, а единственный его предшественник, это личный телохранитель короля Люта — Мотель, который обязательно получил бы письмо от короля, если бы у него были планы просить руки принцессы Эстории. Выслушав объяснения посла, Зайцен наконец с негодованием понял, что недоброжелатели специально отправили фальшивого посла с предложением о браке, чтобы разрушить дружеские отношения между Нордландом и Эдельландом, а самого короля Люта окончательно дискредитировать в глазах Эстории. Королева Афродия получает послание из Эдельланда, которое гласит, что король Лют не давал приказа, отправлять к Эстории посла с предложением о браке. Пока раздражённая королева с недоумением думала, что в таком случае это может значить, ей докладывают о прибытии посла Эдельланда с письмом от короля Люта. Королева приказывает немедленно впустить его, и забрав письмо, зачитывает его содержание: «Моей любимой Эстории, чем больше я получаю отказов, тем сильнее разгорается огонь моей любви. Я влюбился в тебя с тех самых пор, как впервые встретил в Хиллсланде в качестве Маски. Я любой ценой хочу вступить с тобой в брак. Не стоит переживать о королеве Фронции. Я решил с ней закончить. Я хочу подумать о нашем с тобой будущем». Дрожа от негодования и обиды Афродия зло посмотрела на посла, и приказала ему немедленно убираться. Граф Рош почуял подвох, и приказал стражникам немедленно схватить скрывшегося посла, ответив недоумевающей королеве, что его настораживает стиль письма, изложенный в несвойственной королю Люту манере. Сам посланник избавившись от погони, возвращается на корабль Иберии доставивший его ранее в Нордланд. Это был гнилой и коррумпированный чиновник Эдельланда, чей отец был иберийцем, благодаря чему Иберия с лёгкостью подкупила его и использовала против своей страны и короля Люта. Однако карма настигает злодея, прежде чем он успевает получить обещанную награду, и выйдя в открытое море, солдаты Иберии убивают его как ненужного свидетеля их тёмных дел. В это время Лют вместе с Розалин и свитой уже плыли в сторону Фронции, и спустя несколько дней они наконец прибывают к королевскому дворцу Афродии. «Я хочу спросить одну вещь. Ты просил руки Эстории» — сразу же спросила у Люта нахмурившаяся королева. Лют с удивлением ответил, что впервые слышит об этом, и не отправлял в Нордланд писем с подобным содержанием. Граф Рош поддержал Люта, заявив что теперь подтвердились его ранние подозрения о вмешательстве недоброжелателей, желающих разрушить союз между королём Лютом и его королевой. Афродия тут же смекнула, что в этом деле не обошлось без вмешательства Иберии. Смущённая ранними сомнениями в верности своего возлюбленного, Афродия просит у Люта прощения: «Ревность женщины эквивалентна её любви» — и Лют понимающе обнял свою возлюбленную, наказав ей не вешать нос перед молодой королевой. После этого Лют знакомит Афродию со своей новой женой — Розалин. В тот же день, узнав что флот Иберии занят войной с империей Султана, Лют решает изменить график своего маршрута, и без промедления прибыть с дипломатическим визитом в Нордланд. Спустя несколько дней Эстория с неприязнью узнаёт о скором прибытии королю Люта, и тут же заявляет Зайцену, что не видит необходимости принимать этого короля в своих покоях, поэтому она ограничится приветствием его в тронном зале. Услышав эту надменную речь от принцессы, канцлер изменился в лице: «Вы собираетесь оскорбить две королевские особы, приняв их подобно вассалам! Вы хотите разрушить дружеские отношения с другими странами, выстроенные его Величеством!» — с негодованием закричал на Эсторию пожилой канцлер. Эстория потрясённая неожиданным гневом, всегда мягкого и уступчивого Зайцена, лишь пробормотала в ответ, что этот человек ей не нравится. «В политике нет места приязни или ненависти!» — ещё сильнее рассердился Зайцен. Эстория попробовала было возмутиться, тем, что на неё повышают голос, но пожилой канцлер тут же сурово осадил её, сказав, что в случае нападения Остасии, все их надежды будут связаны с помощью Эдельланда. «Нам поможет король Иберии» — фыркнула в ответ Эстория. «Что сможет сделать размещённый гарнизон с текущими силами!? — воскликнул Зайцен — Вы подумали о том, сколько дней потребуется Иберии, чтобы перебросить сюда военные подкрепления!? Когда они прибудут, войска Остасии уже займут столицу!». Эстория мрачно промолчала. «Я поняла...приглашу Розалин в свои покои. А посредственный король в тронном за...» — «Кто по вашему является спасителем Хиллсланда?!» — снова разозлился Зайцен. И на предложение Эстории встретить их в гостевой комнате он твёрдо заявил: «Прошу вас, пригласите их обоих в свои личные покои. Проявите вежливость.» Эстория мрачно промолчала. «Пожалуйста, ни в коем случае не грубите им. Не говорите ничего, подобно тому, что вы наговорили последнему послу. Особенно это касается Эдельланда и короля Люта. Я на вас надеюсь». И с этими словами Зайцен покинул комнату принцессы. Оставшись одна, Эстория насупилась. Она по прежнему считала враньём, что последний посол сделавший предложение о браке, был ненастоящим. «Несмотря на то, что я отвергла его предложение о браке, он надумал заявиться вместе с Розалин, просто в голове не укладывается – с возмущением подумала она – как можно быть настолько бесчувственным!».
Спустя неделю после выезда из Фронции король Лют прибывает к королевскому дворцу Нордланда, где его встречают канцлер Зайцен и Мотель. Поприветствовав обоих, Лют осведомился о состоянии больного короля Зендена I, и затем приблизил лицо к уху Зайцена: «Сообщи в случае опасности, я возьму Остасию на себя» — «Если наступит такое время, то обязательно.» — шепнул в ответ Зайцен. Розалин поинтересовалась, почему её дорогая подруга, принцесса Эстория не вышла встретить их. Канцлер сокрушённо ответил, что несмотря на его усилия, принцесса Эстория просила передать им, дождаться её в личных покоях. После этого король Лют, Розалин, и капитан элитной гвардии — Айсис, направились в личные покои Эстории. В скором времени прибыла сама Эстория, и увидев Люта, она тут же скривилась, процедив, как у него хватило наглости явить ей своё позорное лицо. Не обращая внимания на язвительный тон Эстории, король Лют поинтересовался, действительно ли к ней приходил посол Эдельланда с брачным предложением от его имени? «Вот именно. я решительно отказала ему. Неужели ты настолько потрясён этим отказом?» — надменно спросила его Эстория. Лют лишь пожал плечами, всем своим видом выражая полное равнодушие к её словам. Тут вмешалась Розалин, которая принялась горячо убеждать Эсторию, что её ввели в заблуждение, и Лют точно не стал бы просить её руки, а если кто и способен на столь низкий поступок, так это король Иберии, решивший опорочить Люта. Как только Розалин упомянула короля Иберии, Эстория тут же изменилась в лице: «Не смей говорить дурного о короле Иберии! — неожиданно набросилась она на Розалин — Этот король чудесный человек!». Сбитая её словами с толку, Розалин с изумлением уставилась на свою подругу. Эстория повернулась к Люту: «В любом случае, ты дважды оскорбил меня. Как король ты должен извиниться». Этих слов хватило, чтобы Розалин тут же вышла из оцепенения, и набросилась с упрёками на Эсторию, обвиняя её в том, что она не желает видеть явных фактов свидетельствующих о невиновности её мужа. Разгорячённая Розалин тут же пообещала, что не будет больше иметь никаких дел с Нордландом, раз она продолжает нести свой бред. И все поставки шерсти для Нордланда теперь будут направляться лишь в порты Фронции. Услышав угрозы Розалин, Эстория в панике оцепенела. «Лют, мы уходим. Не имело смысла встречаться с такой грубиянкой. Я уже просто не в себе» — и с этими словами возмущённая Розалин направилась к двери. «П-постой...» — попыталась остановить её не на шутку перепуганная Эстория. «Я возвращаюсь. Не собираюсь больше тут оставаться. Больше никаких отношений с Эсторией. И не собираюсь помогать тебе, если потребуется помощь» — бросив эти слова паникующей Эстории, Розалин покинула комнату. Глядя на растерянно застывшую посреди комнаты Эсторию, Лют посоветовал ей быстрее извиниться перед Розалин, иначе торговые суда перестанут приходить, и это вызовет всплеск недовольства в совете городской знати. Эстория с неохотой признала его правоту, и бросилась вслед за Розалин. В это время к комнату вбежал взволнованный возникшим шумом, Зайцен. Не рассказывая о случившемся, Лют попросил его собрать членов городского совета, с которыми он хотел бы переговорить. В комнате для гостей Розалин спешно собирала личные вещи, когда к ней осторожно зашла смущённая Эстория. Уставившись на потупившуюся Эсторию, Розалин хмуро поинтересовалась, что ей нужно? Эстория в ответ тихо пробормотала, что она наговорила лишнего: «Как будто это связано с тем, что ты наговорила!? — всплеснула руками Розалин — Тебе привели все факты!? Что такого мог тебе сделать Лют!». Эстория снова заговорила о предложении брака, но Розалин с раздражением прервала её, сказав что не верит в это враньё. «Это он так лично заявляет! Мужчины те ещё лжецы» — самоуверенно ответила ей Эстория. «Женщины сами способны лгать» — парировала ей Розалин. «Тебе ведь известно, что я не доверяю мужчинам!» — «Ладно, можешь не говорить, почему ты до сих пор без мужа. Может ты просто и не нуждаешься в личном заступнике!» — подколола её Розалин. «Я не собираюсь выслушивать подобное от тебя, которая быстрее всех выскочила замуж» — с возмущением ответила ей покрасневшая Эстория. Розалин уставилась на неё, и поинтересовалась, зачем она пришла к ней, если у неё нет желания извиниться. «Мой муж прибыл, потому что для него важны хорошие отношения с твоим королевством! — резко заявила ей Розалин — Он не такой человек, как король Иберии, который издалека бросается сладкими речами!». Эстория мигом вспыхнула: «Не говори дурного о короле Иберии». Розалин со злостью посмотрела на подругу: «Ты совсем дура? — воскликнула она — Когда это ты успела стать поклонницей короля Иберии! Когда мы с тобой раньше общались, он тебе нисколько не нравился!». — «Я почувствовала его очарование — горячо воскликнула Эстория — Я собираюсь выйти за него замуж!». Услышав эту безумную речь, Розалин окончательно вышла из себя: «Идиотка!» — в ярости крикнула она, и не удержавшись, со всей силы треснула Эсторию своим хвостом. Эстория с криком отлетела в угол комнаты, а колдовская подвеска слетела с её шеи и её драгоценный камень разбился вдребезги. Розалин в ужасе подбежала к обмякшей подруге, опасаясь, что могла ненароком прикончить её. К счастью Эстория отделалась лишь лёгким ушибом головы. Убедившись что с её подругой всё в порядке, Розалин неожиданно заметила разметавшиеся по комнате письма. Взяв одно из них, она вдруг с удивлением вскрикнула: «Это ещё что такое! Вы мне нравитесь, вы мне нравитесь, король Иберии, я вас люблю!?». Розалин с изумлением посмотрела на Эсторию: «Это всё ты написала!?». Эстория шокированная не меньше Розалин, ответила ей, что впервые об этом слышит, и забрав у неё письмо, сама изучила его содержание. С изумлением узнав в письме свой почерк, и не понимая, как она могла написать подобное, Эстория в панике выскочила из комнаты. После переговоров с членами городского совета, Лют вернулся и услышал от Розалин историю случившуюся с Эсторией. После этого, окончательно подтвердились подозрения Люта о причастности к этому Иберии, подарившей принцессе зачарованную подвеску, которая была в итоге разбита Розалин. Вскоре к ним прибыли и Зайцен со смущённой, после случившего Эсторией. Первым делом Зайцен принёс свои извинения за случившееся с гостями, и потребовал от Эстории извиниться лично перед королём Лютом. Эстория повернулась к Люту и тихо извинились перед ним. «Ну уж нет. Уж я то не прощу, если не извинишься как следует» — сердито заявила ей надувшаяся Розалин. «Сделайте это. Госпожа Эстория» — сурово произнёс канцлер. Эстория вздохнула, и набравшись смелости произнесла, глядя в лицо короля: «...Я очень сожалею за проявленную грубость в отношении короля Люта, и приношу свои искренние извинения...Очень прошу вас проявить снисхождение к моему непристойному поведению...». Лют повернулся к насупившийся Розалин, и поинтересовался, достаточно ли её такого извинения? Розалин со слезами бросилась на шею мужу, вспоминая всё добрые дела, которые он сделал для её страны, спасённой от разрухи и оккупации Фронцией. Эстория с изумлением смотрела, как Лют словно ребёнка успокаивает Розалин, которую она впервые в своей жизни видела в слезах. Гладя по голове всхлипывающую жену, Лют посмотрел на Эсторию: «Эстория» — «Д-Да» — «Я не держу на тебя зла. Став королевой, непременно будут люди относящиеся к тебе с симпатией, и с ненавистью». Эстория с удивлением посмотрела на Люта. «Однако, тебе следует дорожить своими друзьями. Когда станешь королевой, ты больше не сможешь иметь друзей» — закончил свою речь Лют. Получив прощение Розалин и короля Люта, Эстория с Зайценом покинули комнату.
Тем временем в Иберии король Эмперадор II уже был полностью уверен, что благодаря магии Историаса, сердце Эстории будет принадлежать лишь ему. Он тут же приказывает канцлеру погадать ему на скорый брак с принцессой. После выпадения карт Историас сообщает королю о положительном результате, однако скрыв при этом, что карты показали ему избавление Эстории от зачарованной подвески. Покинув королевские покои, он тут же вызывает своего подчинённого, и приказывает под его личную ответственность снарядить пять военных судов, и направить их к берегу на границе Остасии, с целью посеять панику в их войске, но не нападать на них. После этого он даёт солдату браслет, и приказывает доставить его Эстории. Спустя несколько дней происходит событие поставившее на уши всю Евродию. На следующее утро после возвращения короля Люта в родные владения, в его покои вбегает посол с известием чрезвычайной важности. По его словам прошлой ночью умер тяжело больной король Нордланда, Зенден I. Тут же вслед за послом к королю врывается запыхавшийся генерал Ферзен, с донесением, что военные силы Остасии на западной границе пришли в движение. Первым же делом Лют распорядился собрать часть военных сил под командованием генерала Занта, у северной границы королевства. Глэдис вызвалась отправиться к границе Остасии, но оставалось решить и проблему блокирования их сил со стороны моря. Для этого Лют поручил Шамсиэль как можно быстрее отправиться в Хиллсланд и запросить подкрепление у команды русалов. Тут Люту пришёл в голову новый гениальный план, в который он тайком посвятил Шамсиэль, и доверил ей ещё одно дело в Бюштэнхальтэре. После того как Шамсиэль вылетела в окно, Лют посвятил Ферзена и Глэдис в свой тайный план. После этого он поручил Эмералии тут же вызвать посла Остасии, а Айсис доверил передать Мотелю его тайное послание. Через некоторое время в тронный зал прибывает посол Остасии, и Лют повторно предупреждает его о военных последствиях и ярости Ваккенхайма, если они хоть на шаг приблизятся к границе Нордланда. Посол как и раньше продолжает ссылаться на подготовку к войне с империей Султана, на что Лют заявляет, что Эдельланд сотрет Остасию с лица Евродии, если его слова окажутся ложью.Через несколько часов Шамсиэль прилетает в Бюштэнхальтэр и передаёт генералу Занту поручение короля Люта, и в тот же день он выдвигает военные силы в направлении Нордланда. В то же время в самом Нордланде царил разброд и шатание, совет городской знати собравшийся в тронном зале королевского дворца никак не мог прийти к согласованному плану действий в ответ на продвижение военных сил Остасии к их городу. Одни кричали, что на сбор армии у них просто нет времени, поэтому проще откупиться от Остасии деньгами. Другие с возмущением отвечали, что каждый год Остасия требует от них всё больше денег, и сколько ещё они собираются от них откупаться? «Может быть целью Остасии является оккупация порта?» — «Но разве там не размещён гарнизон Иберии?» — «И хватит ли его численности для защиты города! Он долго не продержится!». Зайцен безуспешно пытался восстановить тишину среди разгорячённых спорами членов городского совета. За его спиной стояла взволнованная Эстория, не успевшая похоронить отца, как ей тут же пришлось срочно решать военные вопросы в качестве новой Королевы. Какое бы решение она не приняла, отправить ли военные силы к границе королевства, или надеяться на сотрудничество с иберийским гарнизоном, у всех членов совета были на это свои возражения. Даже после того, как она наконец стала королевой, никто из этих людей не был готов поддержать её. Эстория неожиданно осознала, что она чувствует себя больше декоративным украшением, чем настоящей королевой. Конечно она осознавала, что став королевой, она должны быть готова ко всему, но она до сих пор не могла поверить всерьёз, что Остасия отправила против них свои военные силы. Эстория подумала, что теперь она как никто другой понимает чувства Розалин, оказавшейся в подобной ситуации. Она подумала о короле Люте, который находясь в таком же отчаянном положении, смог победить флот Фронции, и раскрыв настоящую личину, через свои дружеские связи сразу же заключил с Фронцией взаимовыгодный мир. «Если бы в то время я не была такой высокомерной...» — с сожалением подумала Эстория, осознавая что никто не придёт на помощь её стране. В этот момент её печальные думы прервал принц Легран, пафосно заявивший о своей готовности до последнего вздоха защищать королеву от вторжения Остасии, пока из Фронции не прибудут дополнительные подкрепления. Поражённая его пламенной речью, Эстория с благодарностью принимает помощь принца. После этого она принимает Мотеля, и первым делом заявляет ему, что она намерена отправиться на войну против Остасии вместе с принцем Леграном, и не сдерживая себя с презрением высказалась об отказе Мотеля отправиться в бой, намекнув на его слабость и меч в качестве украшения. Лишь произнеся эту ядовитую речь, она тут же пожалела, но Мотель и виду не подал, спокойно ответив ей, что ему не составляет проблем отправиться на войну, однако в таком случае он не сможет связаться с родным королевством. Эстория снова не сдержалась, и намекнула на трусость Мотеля, о чём снова пожалела. «Ваше Величество, я понимаю как вам тяжело, дайте мне ещё немного времени — мягко произнёс Мотель — Мой король ни за что не оставит ваше Величество в беде». «Враньё! Разве я уже не наговорила ему достаточно грубостей!? Ты ведь просто тянешь время!? — дрожащим от слёз голосом воскликнула Эстория — разве он станет помогать, после тех жестоких слов что я наговорила!». Мотель рассказал Эстории, о том насколько были схожи их жизненные пути, и как он относился к Люту, до того как тот стал королём, и закончил своё рассказ вопросом, зачем королю Люту бросать Эсторию в беде, когда он в своё время не отвергнул и его? Молча выслушав Мотеля королева Эстория повернула к нему полное сожаления лицо: «Не могу. Это из-за моего характера. Я всегда говорила, что никто не сравнится с моей красотой, и я действительно рассердила Розалин. Никто не придёт мне на помощь...». Мотель попробовал было возразить, однако в этот момент в зал стремительно влетела Шамсиэль и на полной скорости врезалась прямо в Эсторию. Члены городского советы тут же переполошились, вообразив что враг уже напал на дворец. Зайцен узнавший первую королеву Эдельланда, с удивлением спросил, с чём связан её столь неожиданный визит? Шамсиэль хитро улыбаясь, заявила что прибыла по поручения Люта, и тут же рассказала присутствующим, что Глэдис уже ведёт армию в направлении Остасии. Пока присутствующие с изумлением осмысливали её слова, Шамсиэль озвучила вторую часть послания Люта, о необходимости скорейшего сбора войск, и выражения официального протеста послу Остасии. Завершила Шамсиэль свою речь настоятельной рекомендацией не возлагать бессмысленных ожиданий на помощь Иберии, дополнительно сообщив, что Эдельланд уже отправил в Нордланд доверенное лицо с первыми подкреплениями. Передав послание, Шамсиэль тут же взмыла в воздух, крикнув что ей нужно спешить в Хиллсланд за подкреплениями морского флота, для блокады Остасии с моря. И с этими словами Шамсиэль стремительно улетела прочь. На некоторое время в тронном зале воцарилась полная тишина. «Всем членам городского совета! Эдельланд отправил нам на помощь военные подкрепления! Живо собрать все войска» — тут же закричал пришедший в себя Зайцен. Поздним вечером того же дня Шамсиэль прилетает в Грэнбери, и первым делом наведывается в кабинет канцлера, где рассказывает Лэнгстону о кончине короля Зендена I, и приказе Люта блокировать продвижение Остасии со стороны побережья Нордланда. Потрясённый докладом Шамсиэль, Лэнгстон тут же приказывает приготовить для уставшей с долгой дороги первой королевы личные покои короля. На следующее утро Шамсиэль забирает у Лэнгстона письменный приказ Розалин о выводе военного флота, и улетает в Моргрей, где вручает его атаману русалов, который сразу же готовит корабли к отплытию. На следующее утро Эстория получила донесения, что несмотря на отправку Глэдис к границе Остасии, их противник по прежнему надвигается на Нордланд. Требовалось назначить опытного генерала, который бы возглавил оборону города, до прихода подкреплений из Эдельланда. Дело осложнялось тем, что Нордланд как небольшая страна ориентированная на торговлю, мог позволить себе лишь небольшую наёмную армию, поэтому ему было проще откупаться от Остасии. Эстория с грустью подумала, что в её родном королевстве точно не найдётся опытного генерала, который мог бы сравниться с той же Глэдис или Ферзеном. В это время в её покои ворвался взволнованный Зайцен. «В чём дело» — с тревогой спросила его Эстория. Тут за спиной канцлера показался Мотель, который пригласил своего спутника в покои принцессы. «Госпожа Эстория? Я Зант, только что прибыл вместе с личным авангардом конницы» — поприветствовал Эсторию вошедший генерал Зант. «Г-генерал Зант!?..» — С удивлением спросила Эстория, не ожидавшая его столь раннего прибытия. Генерал Зант кивнул: «Пехота тоже направляется в Нордланд. В соответствии с приказом его Величества, в первую очередь были отправлены конные подразделения» — бодро отрапортовал он. Услышав это, Эстория непроизвольно схватила руку генерала: «Я благодарна вам от всего сердца... — со слезами в голосе воскликнула она — Вы действительно проделали столь долгий путь...». — «Будет вам лить слёзки — улыбнулся Зант — Мой король сказал, что в первую очередь я должен позаботиться о безопасности госпожи Эстории. Я хоть уже и не так молод, но прежней силы ещё не растерял.» Эстория горячо поблагодарила Занта и Мотеля за оказанную поддержку, после чего Зант попросил собрать военный совет из капитанов гарнизонов в королевстве, и членов городского совета. На следующее утро несколько кораблей Хиллсланда прибыли к побережью Нордланла, откуда было хорошо видно за продвижением вооружённых сил Остасии. Шамсиэль находившаяся на флагманском корабле вышла на палубу, и захватив с собой тяжёлый мешок, полетела в сторону раскинувшего, вражеского лагеря. В центре военного лагеря Остасии располагались два роскошных военных шатра, в которые планировали дальнейшие действия генералы Чичиков и Ялинский. Шамсиэль подлетела к одному из шатров и сбросила на него извлечённую из мешка бомбу. Оглушительный взрыв разнёс в клочья весь шатёр и поднял на уши весь военный лагерь. «Я Шамсиэль, королева Эдельланда! — задорно крикнула она перепуганным солдатам внизу — Если вы вступите в Нордланд, я вас всех съем!». И с этими словами она сбросила оставшуюся бомбу на шатёр второго генерала.
Продолжение


Автор материала: grobodel
Материал от пользователя сайта.

Рецензии 09.05.2020 995 grobodel 3.3/6

Комментарии (0):
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]