Дети манго. Русский хоррор в тайландской культуре.

Дети манго. Русский хоррор в тайландской культуре.

Визуальная новелла «Чок-чок, зубы на крючок» написана сложно и хорошо. Игра, начинающаяся как туристический хоррор-детектив в декорациях тайландского курорта, ближе к финалу превращается в насыщенную социальную драму. Её сюжет продуман и проработан, персонажи ярки и убедительны – и прописаны они гораздо достовернее, чем стереотипные японские школьники из РуВН. Столь же предельно достоверен и мир тайландских курортов – и тем контрастнее воспринимаются те плохие игры, в которые на них играют люди. Можно сказать, что русская литературная традиция драматической безысходности начала получать своё воплощение и в визуальных новеллах – пусть даже за окном находится не двор с пятиэтажными хрущёвками, а песчаный пляж и пальмы.



Визуальная составляющая «Чок-чок» построена на фотографиях – и фоны, и персонажи представляют собой снимки реально существующих пейзажей и людей. Кому-то это может показаться недоработкой – возможно, что рисовка художника с выраженным авторским стилем могла бы выгодно подчеркнуть новеллу. Однако имеющиеся фотографии и так хорошо создают атмосферу игры, не отвлекая внимание от её главного достоинства – текста. О, здесь он очень хорош. Предельно достоверны диалоги персонажей; пугает интригующий сюжет, построенный на тайландской мифологии; приятен слог автора – видно, что игру писал начитанный человек. Казалось бы, где может притаиться изъян?



Недостатки (как же не хочется писать это слово!) игры являются прямыми продолжениями её достоинств. Возможно, в Тайланде-2020 подчёркнутые типажи «руссо туристо» кажутся экзотикой на грани ностальгии; в России-2022, скорее всего, они вызовут эмоцию предельного пресыщения. Чтобы окунуться в мир агрессивных малообразованных обывателей, достаточно прокатиться в автобусе или пройти в пивной отдел магазина. Игрок, желающий насладиться чарующей эстетикой тайского хоррора, скорее всего, будет разочарован попаданием в сериал «Сваты: теперь под пальмами». Понятно, что текст про цифровых кочевников из России будет передавать их среднестатистический культурный уровень – но в данном случае герои игры зачастую выглядят утрированно-отталкивающе. Это допустимо для второстепенных персонажей, но даже главный герой Максим, к концу игры превращающийся в полноценного протагониста, изначально кажется «выбивателем долгов», не вызывающим ни малейшей симпатии. А ведь с точки зрения драматургии, даже наёмного убийцу, приехавшего в большой город после «горячей точки», можно показать, как героя – достаточно подчеркнуть его тягу к справедливости и вложить в его уста несколько патетических фраз.




На этом фоне даже девочка Кристина поначалу выглядит как адекватный персонаж: может показаться, что именно она станет протагонисткой будущей игры.



Единственным более-менее нормальным героем оказывается Маргарита - и тем печальнее её исчезновение в финале. Однако, как говорил один российский футболист, «то, что мы не оправдали ваши ожидания – это ваши проблемы». Игра совершенно не обязана подстраиваться под игрока – тем более, игра постмодернистская, по определению предназначенная не для широкого пользователя.

Постмодернизм, впрочем, бывает разного рода. Если обратиться к классике русскоязычного литературного постмодерна («Чок-чок» всё-таки больше текстовая игра) – к примеру, «Метель» или «День опричника» Сорокина, «Чапаев и Пустота» или «Священная книга оборотня» Пелевина – то легко заметить, что крупная форма пишется по классической, сформулированной ещё Аристотелем, структуре «завязка-кульминация-развязка», а эксперименты со сломом парадигмы касаются преимущественно рассказов (тот же «Первый субботник» или «П5»). Так же и здесь: то, что было бы хорошо для короткой получасовой новеллы, оказывается не совсем удачным для новеллы длинной. Понятно желание автора «перевернуть дрезину, едущую по рельсам классического сюжетостроения». Проблема в том, что в случае постмодернизма желание «перевернуть дрезину» уже само по себе стало каноном, и, возможно, с точки зрения «ломки шаблонов» правильнее было бы прокатиться по дороге. В американской культуре есть история про девочку, родившуюся в семье завзятых рокеров, и подростковый бунт с татуировками и тяжёлой музыкой был бы совсем не бунтом. Девочка не растерялась: она покрасилась в блондинку и записалась в школьную команду черлидинга. Так же и здесь: возможно, что классическая развязка с катарсисом оказалась бы выигрышнее. Хоррор, как и детектив – очень консервативный жанр. Книга Стругацких «Отель «У погибшего альпиниста» начинается как весьма хороший детективный роман; её окончание в стиле посредственной научной фантастики с назидательным moralite испортило всё. В «Чок-чок» смена хоррора на социальную драму не просто внезапна – она зачёркивает все часы предыдущего повествования, нарушая весь баланс произведения. Если к фильму «Дети кукурузы» (или, в данном случае «Дети манго») примонтировать финал «Меня зовут Арлекино», итог получится разочаровывающим. Здесь, в игре, все сюжетные нити не просто обрываются – они, скорее, раскручиваются прядками в пустоту. У Маргариты ВНЕЗАПНО – в стиле deus ex machina – возникает муж, который увозит главную героиню, начисто обрывая целую линию повествования. Максим (в хорошем финале) выживает – чтобы также исчезнуть без следа; право же, решение остаться в Тайланде вышибалой (или, чем чёрт не шутит, ледибоем) в ночном баре Паттайи, могло бы стать более ярким вариантом. Зло, таящееся в кувшине, находит новую жертву – да, это неплохой клиффхэнгер, хоть и сам по себе ставший чудовищным клише за последние 50 лет – и от этого штампа, по идее, следовало бы отказаться в первую очередь. Печальнее всего окончание с главным злодеем, внезапно возникающим из тени. Это могло бы стать отличным финалом в духе древнегреческой трагедии – но подобный поворот разрушает всё предыдущее мироздание игры, заботливо созданное руками автора. Есть удачные примеры реализации подобного сюжета – к примеру, «Остров проклятых» Скорсезе или «Подозрительные лица» Сингера, где ВНЕЗАПНАЯ концовка заставляет совсем иначе посмотреть на всё произведение; здесь же это получилось не вполне хорошо.

Для того, чтобы написать постмодернистское произведение, недостаточно «перевернуть тележку» и совместить трудно стыкующиеся жанры. Нужно ещё сделать это хорошо до безупречности. Возможно, для первой игры это стало слишком сложным заданием; возможно, первую игру следовало сделать более каноничной, чтобы воплотить те драматургические правила, которые впоследствии будут сброшены с парохода современности; однако, для первой игры «Чок-чок» демонстрирует очень высокий уровень работы с текстом – и я полагаю, что если автор, не испугавшийся моей рецензии, продолжит свой творческий путь, то её произведения могут стать одними из лучших в мире русскоязычных визуальных новелл. Постмодернистских визуальных новелл.
18
Декабрь
6
5.0
963
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Комментарии к записи: 6

avatar
#1 Хемуль
87473
в 04:27 (10/Ноя/2022)
3
Приятно впервые за долгое время видеть что-то интересное в Блогах.
avatar
#2 Haselberg
389997
в 15:51 (10/Ноя/2022)
1
Спасибо огромное)
avatar
#3 AiaMart
94584
в 20:25 (10/Ноя/2022)
1
У автора вышла новая игра и это В этом доме нет мужчин ntsok
avatar
#4 Haselberg
389997
в 20:28 (10/Ноя/2022)
1
Да, я уже неторопливо прохожу новую игру)
avatar
#5 e_missed
743406
в 14:52 (14/Ноя/2022)
1
Только вчера проходила «В этом доме нет мужчин», а теперь смотрю прохождение Чок-Чок, а тут как раз и рецензия. ))
avatar
#6 conceptualist
156625
в 01:42 (10/Дек/2022)
0
Хорошо, что эта рецензия появилась. Глубокой игре - глубокий обзор. Высказанная критика оставляет сложные чувства. С одной стороны, мне тоже не хватает симпатичных героев и катарсиса. С другой - есть ощущение, что здесь все так и должно быть. И предложения, как можно было бы сделать лучше, не прельщают. "Чок-чок" хорош чувством меры, с которым здесь отвешивается абсурдное, пропорциями, в которых смешивается сатира на знакомые типы и тайская экзотика. А при взгляде из 2022 года игра вызывает у меня именно ностальгию. Я был очень рад узнать, что у автора уже вышел новый проект. Что же касается рецензента, интересно почитать его мнения и о других новеллах, особенно хороших.