Долгая счастливая жизнь, или как не надо создавать героев
Привет, сладенькие! Предполагалось, что следующая в очереди статья будет посвящена разработке героя, но я подумал, почему бы для разнообразия не разобрать недавно запощенную Камом новеллу "Малиновая девочка". Давайте попробуем выяснить, что в ней было хорошего, а чего делать не стоило. Предупреждаю сразу, эта заметка — один большой спойлер.

Зададимся вопросом: что такое проработанный персонаж? И почему вообще персонаж в новелле непременно должен быть проработанным? Я сейчас буду беспощадно утрировать, но, думаю, понятности это пойдёт только на пользу. Сравните два высказывания:

Пётр упал и разбил коленку.

Супер Сонико упала и разбила коленку.

В чём разница? Очевидно, в том, что мы сочувствуем Сонико (предположим, что вам нравятся не только Феллини и Аронофски), поскольку нас с ней познакомили. Автор уделил время тому, чтобы через житейские ситуации и взаимодействие с другими персонажами выявить основные характеристики протагониста. Кроме того, хорошо прописанные персонажи сами генерируют истории. Автор говорит нам: "Супер Сонико упала и разбила коленку". Мы знаем, что Сонико — модель. А что если у неё скоро важные съёмки? Неужели инцидент сорвёт их? Как ей быть? Что же будет? Или, скажем, в качестве упражнения возьмите Д'Артаньяна и поместите его практически в любую ситуацию. Это яркий деятельный герой, который не сидит на месте и обязательно вляпается в какие-нибудь приключения, потому что, именно в силу его яркости, приключения сами к нему липнут. (What is this?! Is this an Ikuku reference?!)

Проработка — это некая последовательность действий, которую нужно обязательно выполнить для придания образу объёма, причём желательно, чтобы эти действия были связаны с сюжетом. Если мы просто пишем "эксцентричный, играет в компьютерные игры и на гитаре", но ничего из этого ни разу не проявится ни в словах ни в действиях героя, никак не повлияет на его поведение — то это просто буквы, пустой текст для количества знаков. Такой персонаж напоминает героя анекдота, когда человеку в самолёте становится, плохо, кто-то начинает кричать, есть ли тут доктор, в конце салона встаёт веган и говорит: "я веган".



Разумеется, в каждом конкретном случае глубина проработки должна быть своя. Для третьестепенных персонажей, появляющихся в кадре с фразой "Волобуев, вот ваш меч", очевидно, не требуется семейного анамнеза до шестого колена. Однако когда такое происходит с главными героями, ну, наверное, надо ещё поработать.

Почему это важно? Художественная литература (а также кино и даже визуальные новеллы) — это игра эмоций, в ней мысли доносятся прежде всего посредством чувств. Можно написать "Наркотики это плохо", и это, в целом, хорошая и правильная мысль, но художественный образ работает не так. Создайте симпатичного героя, дайте ему надежды и мечты, позвольте расслабиться и начать строить планы на будущее, а потом разбейте их — сила, с которой вы это сделаете, и определяет ваше мастерство как писателя. Технически-то именно это и произошло с протагонистом, но из-за того, что автор не удосужился заставить нас к нему привязаться, его трагедия в целом оставляет равнодушным. Ну, то есть да, это всё ужасно само по себе, но недостаточно написать много грустных слов, чтобы проиллюстрировать какую-то идею.

В тексте масса дорожек, которые никуда не ведут. Главный герой Александр, как мы узнаём из описания, любит фотографировать и мечтал делать компьютерные игры. Разумеется, не все развешанные на стенах ружья должны стрелять, некоторые вполне можно повесить для декора. Но хоть какие-то должны! Ему нравится фотография? Пусть он по этому поводу всегда носит с собой фотоаппарат, возможно, именно благодаря хорошей оптике он смог бы разглядеть улику. Мечтал делать компьютерные игры? Пускай бы Екатерина периодически сбегала из детдома погонять в контру, или во что там сейчас гоняют, в фортнайт в клубе, и на этой почве они бы подружились при первой встрече. Почему бы элементу биографии героя не сощёлкнуться на этом или любом другом месте? Но нет, автор использует героев наподобие шашек в уголках: этот герой нужен, чтобы ляпнуть вот это, эта героиня для того, чтобы протагонист вспомнил что-то из тёмного прошлого. В результате получаются персонажи-функции, в которых, по сути, нет человеческого, куда их можно было бы ранить.

Приходят какие-то дяди, говорят водителю Семёнычу, что следователь — педофил, Семёныч верит без тени сомнения. И дело даже не в том, что такого не может быть, но хороший текст — это текст с эмоциональным обоснованием происходящего. Можно было бы сделать сцену где-нибудь в курилке, где Семёныч искренне сокрушался бы по поводу какого-нибудь случая с ребёнком. Или же у него самого была дочка, с которой случилось что-то страшное. Сцена стала бы объёмнее как минимум потому, что мы жалели бы Семёныча, потому что он хотел как лучше.

Теперь о диалогах. Мне не близка эстетика "Улицы разбитых фонарей", поэтому я не берусь рассуждать о художественной ценности произведения в целом, it's just not my cup of tea. Но мне кажется, что прописывая диалоги, автор испытывал физическую боль, поэтому старался расправиться с ними как можно скорее. Если бы они были плохими, можно было бы попытаться порассуждать о раскрытии персонажей с помощью речевых характеристик, посоветовать сделать значимым фигурам какие-то узнаваемые особенности, в конце концов, просто поговорить о том, что разговор может быть не менее, а то и более красочным и действенным, чем описание. Но в новелле диалоги выглядят так:

— Чо.
— Через плечо.

Я сначала думал, что это закос под боевики девяностых, ну, типа:

— Помнишь, я говорил, что убью тебя последним?
— Да!
— Я соврал.

Но в этом диалоге из "Коммандо" больше смысла, чем во всех разговорах новеллы вместе взятых, поэтому о речи персонажей мы, наверное, поговорим как-нибудь в другой раз. Скажу только, что в диалог можно и, наверное, даже нужно включать информацию, не относящуюся напрямую к теме разговора. Легендарный пассаж: "Ну чо, ты хочешь меня нахер послать? Милости просим, сука, давай! Я тебя тогда тоже нахер пошлю. Ну и чо? Обнимемся, вместе пойдём, да?" не говорит нам о предмете речи ровным счётом ничего и, тем не менее, блистателен. А всё потому, что существует такое правило: человек вообще никогда не говорит о предмете, человек всегда говорит об отношении к предмету, сводки новостей на первом канале не дадут соврать. Об этом нужно помнить, и это нужно использовать.

Если говорить о сюжете, то единственная прочувствованная часть в новелле касалась самого первого дела о выпрыгнувшем из окна аноне, предусмотрительно почистившем хард и историю браузера. Дальше пошло маловразумительное повествование о буднях помилиции, которое сильно напоминает то, как молодые авторы с анивижуала пишут о Японии, пользуясь такими надёжными источниками информации как аниме и манга. Чем обычно занимаются следователи? Ну, сидят такие. Что ещё? Андрюха, у нас труп, возможен криминал по коням. Я дурак, бросай оружие. Мы не волки, а санитары леса. Человек, который закончил институт и сразу же стал следователем. Однако главная причина, по которой из всего этого лезут белые нитки — придуманность.

Можно описывать любой сеттинг: киберпанк, древнюю Грецию, космооперу — эмоции всегда должны быть узнаваемыми. Можно рассказать историю робота, собирающего мусор на покинутой людьми Земле, и она будет интересной, потому что это всегда история конкретных и понятных общечеловеческих вещей. Эти вещи, как и абсолютно всё прочее в образотворчестве, лучше всего получаются, если писать их с натуры. Если вы рисуете гигантский космолёт совершенно немыслимой формы, вы всё равно легко можете убедить зрителя в его реальности, если правильно нарисуете светотень, то есть нанесёте её так, как она выглядит на знакомых зрителю больших вещах, металлических вещах, вещах с воздушной перспективой, и так далее. В этом суть совета писать только о том, что знаешь. Если всё, что ты изображаешь, вычитанное, заимствованное, то действо выглядит как описание слона наощупь слепыми людьми.

Ну и, в заключение, немного вкусовщины, в довесок ко всей остальной вкусовщине выше по тексту. На протяжении всей новеллы автор старательно нагоняет мороку, используя такие словосочетания как "эта страна", "везде обман", "горький дым, чей-то полигон, сколько от балды в этом ущелье полегло, нам никогда не будет места тут, помни, братан", и всё такое прочее. И, возможно, в сочетании с серыми картинками и надрывным шугейзом из интернета это всё и сработало бы, если бы не началась жутчайшая сантабарбара, где нам услужливо объяснили, зачем всё-таки был персонаж Мария, которая в институте внезапно выяснила, откуда берутся дети, офигительные истории про "подкинуть людям", СОВПАДЕНИЯНЕДУМАЮ и "Люк, я твой отец". Иногда лучше, если что-то случилось просто потому, что случилось, because life is unfair, не в то время не в том месте, и всё такое. Если бы Екатерина не оказалась дочерью Александра, ничего в сюжете бы не поменялось. Того, что он хотел как лучше, было достаточно. Обрёл надежду на счастье, потерял счастье — всё, это само по себе сюжет, доводить всё до абсурда было не обязательно. А ещё не обязательно было устраивать в конце гангстерские базары. Если бы Александра скрутила пара крепких ребят в кожаных куртках и непыльно посадила на нож в лесополосе, это куда лучше соответствовало бы духу предшествующего опуса, чем донкорлеоновские монологи и общий антураж вестерна категории бэ.

По итогу можно сказать следующее: интересно было увидеть новеллу не в анимешном стиле и с не совсем уже школьной тематикой, хотя авторский пафос всё равно можно назвать зрелым только условно. Возможно, не стоило делать "Бандитский Петербург", поскольку для раскрытия той же мысли можно было подобрать и другую историю с другими героями, в которых автор разбирался бы лучше. Если брать того же Летова, там, кроме майора и льда есть ещё масса привлекательных персонажей. Именно они создают контраст, и именно контраст — причина, почему его тексты обладают такой силой.

Они смеются легко, у них живые глаза
Они беззащитны, им нравится жить
И они все вместе и так было всегда
Они последние, кто помнит, что такое свет.


На этом Шахерезада прекращает дозволенные речи, and I'll see you in the next episode! Bye-bye!


Автор материала: Ikuku
Материал от пользователя сайта.



Статьи 20 Апреля 2018 2654 Ikuku 2.4/24

Комментарии (10):
5
1 Lol   (21 Апреля 2018 00:35)
14494
Всегда с большим удовольствием читаю ваши статьи.
Хоть и не знакома с этой вн, всё равно получила удовольствие от прочтения разбора.
Но всё же, думаю, надо будет пройти вн, чтобы понять весь смысл статьи)
Спасибо, что развлекаете нас и высказываете своё мнение.
Взглянуть на некоторые вещи интересно именно со стороны. Чужим взглядом.
Так лучше всего развиваться))

1
2 Ikuku   (21 Апреля 2018 20:17)
56408
Спасибо за добрые слова, стараемся!)

5
3 TractOper   (24 Апреля 2018 22:15)
70444
Очень интересно было прочитать эту статью
Прошу, продолжайте в том же духе joke

2
4 Ikuku   (25 Апреля 2018 13:07)
56408
Спасибо, так и планируем!

5
5 0zerkin   (25 Апреля 2018 20:24)
47331
Великолепная статья. Можно многое почерпнуть для себя.
Благодарствую, комрад.

0
8 Ikuku   (26 Апреля 2018 15:44)
56408
Вам спасибо, что прочли и оценили!

2
6 VilmanCHERT   (26 Апреля 2018 13:29)
77258
Годно)
мне понравилось, как вы "по-театральному" умеете проникать в героев и действительно наполнять их настоящим.
тем более в наши дни, когда все персонажи уже расписаны по архетипам это очень важная инфа

1
7 Ikuku   (26 Апреля 2018 15:43)
56408
Спасибо! Лично я не считаю, что все персонажи уже расписаны и что сказано всё, что можно было сказать. Хоронили жанр фэнтези порвали две каллиопы, приходит Мартин, и опа, фэнтези живее всех живых. Детективы до сих пор удерживают лидирующую позицию в рейтингах популярности, и это интересные и непростые книги, фильмы, сериалы. Авангард, магический реализм, экспериментальная проза — всё это литература без комиксовых стереотипов. Понятно, что для того, чтобы овладеть этими приёмами, нужно прокачиваться и менять подход к написанию сценария, но это отнюдь не невозможно и всё упирается исключительно в цели автора.

1
9 VilmanCHERT   (27 Апреля 2018 13:02)
77258
Не спорю)
Но молодые создатели визуальных новелл или других интерактивов делают персонажей с однотипным типажем без истории самого персонажа, который то и дело запрограммирован под ИИ. Особенно, это видно, если создатель сие шедевра мужчина. Персонажи должны быть сексуализированы и скупы на интеллект и умение развитий тем.

Поэтому я тоже сейчас стараюсь создать новеллу, которая не будет схожа с другими новеллами в каком-то смысле)

0
10 Ikuku   (27 Апреля 2018 14:52)
56408
Ну так ведь это уже проблема не расписанных по архетипам персонажей, а авторов, которые читают только фикбук)) Я отметил выше, что всё упирается в основном в цели создателя текста и они, как правило, ограничиваются желанием заявить о себе, а не поразмышлять над каким-нибудь вопросом.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]