Ивент-Новелла "КОШКА И КОЧЕРГА"
№1

・・・・・・・・・・・Глава 1・・・・・・・・・・・・
Наша история начинается с того, что я, как обычный сантехник после тяжелого рабочего дня, шел уставший и пьяный домой по грязным темным дворам многоэтажек. Там очень воняло. Я облокотился на близстоящее дерево, в котором было небольшое дупло, и что есть мочи закричал туда. Из дупла тут же выпорхнула, или даже скорее вывалилась перепуганная сова, беспорядочно махая крыльями, ухукнула и улетела в темноту. Я проводил ее пьяными глазами и повернувшись к дуплу, заглянул в него. Там было темно. Мне почему-то казалось, что внутри бесконечная пустота… Вдруг по моей щеке пробежал ветерок, потом по другой, потоки ветра усиливались и вот через мгновение меня уже засасывает внутрь дупла. Я не сразу осознал что происходит, но машинально упирался всеми частями тела. Казалось, мою голову сейчас оторвет, но дупло начало расширяться и я уже не смог сопротивляться этому огромному пространственно-дупляному пылесосу - меня засосало внутрь бесконечности.

Очнулся я на зеленой травке и с зеленой травкой во рту. Видимо, меня выплюнуло на какую-то поляну… Я, скрипя суставами, поднялся на ноги и, сплюнув здешнюю флору, огляделся: был день — это все, что я понял. Где я находился? почему сейчас день? - эти вопросы так и оставались открытыми. Но меня это не волновало, потому что я был в стельку пьян, так что я просто побрел в какую-то случайную сторону. Я вышел на какую-то тропинку, споткнулся и упал в какую-то лужу. Так бы я и пролежал, пуская пузыри, если бы кто-то меня не пнул в бок.
— А ты еще кто? - прозвучал сверху миленький женский голосок. — Чумазый как кочерга. Жуть.
Я с трудом повернул голову и увидел красивую, утонченную и очень манящую бутылочку какого-то спиртного, которую держала какая-то девушка с кошачими атавизмами в виде хвоста и ушей.
— Чего разлегся посреди дороги? — с раздражением кинула девушка.
— Я?
— Да ты.
— Я в джакузи. — пробормотал я, пуская в лужу очередную партию пузырей.
— Молодец. — с отвращением сказала девушка, подталкивая меня ногой. — А теперь иди прими травяные процедуры где-нибудь на обочине. Ты мешаешь проезду моей повозки!
— Ну еще пять минуточек…
— Так все. Меня это достало! Вали отсюда давай, бомж проклятый! — она пнула меня в бок так, что я перевернулся на спину.
— Да ща, погоди, сфотаю тебя. А то мне ж никто не поверит…— Я достал из кармана смартфон и включил камеру. — Капец ты животное, лол.
Сверкнула вспышка и лицо девушки вдруг изменилось.
— Погоди-ка… Что это за вещица? — она с интересом уставилась на мой телефон.
— А? Эта?

Выбрали
- Утюг


№2

・・・・・・・・・・・Глава 2・・・・・・・・・・・・
…Сверкнула вспышка и лицо девушки вдруг изменилось.
— Погоди-ка… Что это за вещица? — она с интересом уставилась на мой телефон.
— А? Эта? Это Утюг.
Девушка впала в небольшой ступор, потупив взгляд.
— У… утюг. — она странно посмотрела мне в глаза.
— Утюг. — более уверенно повторил я.
— Точно?
— Зуб даю, утюг, самый что ни на есть утюжный утюг.
В воздухе повисла неловкая тишина. Отдаленно слышалось пение птичек, было слышно как течет ручеек где-то неподалеку и стрекочут стрекозы. Я аккуратно положил телефон обратно в карман штанов и безмолвно внимал голосу природы, когда откуда-то донесся еще один голос. На этот раз это был хриплый и грубоватый бас.
— Госпожа, вы там долго?
— А… — опомнилась незнакомка. — Уже иду!
Девушка быстрым шагом моментально оказалась у повозки и что-то шепнула кучеру. Повозка двинулась вперед. Она ехала прямо на меня и мне показалось, что мое тело сейчас превратится в коврик для копыт, но кучер остановил лошадей аккурат в полуметре от моей головы. Вдруг какая-то сильная рука подняла меня за шкирку, пока вторая наматывала на меня веревку, и швырнула в повозку. Подняв голову я опять встретился взглядом с незнакомкой.
— Поедешь со мной. — отрезала та. — Ну… не то чтобы я хотела с тобой куда-то ехать… Просто мне интересна твоя эта штука в штанах.
— А-а-а… — протянул я с пьяной ухмылкой. — Так бы сразу и сказа-а-ала!
— Да не эта, дубина! — она рассерженно стукнула меня по голове сапогом. — Я про твой «утюг», идиот!
— Мой утюг — это мой утюг… — пробормотал я и уснул.
Помню, мне снился сладкий сон, где я бегаю по бескрайнему цветочному полю за ручку с утюгом, цветут подсолнухи, на небе сияют красные глаза, и царит вездесущая атмосфера добра и вселенского умиротворения но вдруг из ниоткуда появляется огромная…
— Эй ты, не спишь?
Я нехотя открыл глаза: мы ехали, я был связан и лежал на полу. Голова раскалывалась, все как в тумане, яркий свет лампады резал глаза.
— Уже ночь. Продрых весь день, как свинья. — с упреком сказала какая-то девушка.
Я скривил странную непонимающую рожу и уставился на какой-то сгусток непонятных пятен, которые счел за источник звука.
— А? Ты кто? Где я?
— Ничего не помнишь? — в ее голосе слышались нотки раздражения, хотя какие нотки… там была целая симфония. Казалось, она была готова сожрать меня живьем.
У меня началась тихая паника. Девушка говорила с такой интонацией, будто у нас всю ночь был жесткий перепихон, в результате чего она «залетела» и теперь мне нужно взять на себя ответственность, но я попытался сбежать, меня вычислил ее батя и вот я лежу связанный в машине. Черт! Я уже начал перебирать у себя в голове примерную сумму алиментов, как незнакомка снова заговорила.
— Протрезвел значит…
— Наверное… А можно вопрос? или мне желательно молчать?
— Сейчас тебе желательно говорить, и говорить много, и обо всем.
«Так… — думал я. — Может быть я ввязался во что-то противозаконное? Что я такого мог натворить? Своровал что-то? Разбил витрину? Убийство? Наркотики? Почему я тогда не в автозаке? Что за фигня тут происходит? Нет, я точно бросаю пить. Боже…»
Зрение постепенно приходило в норму и я стал видеть мир более отчетливо. Первое, что я увидел, это красивые кожаные сапоги с ботфортами, надетые на стройные ножки какой-то мил… О Господи! Что с лицом? Это что уши? Кошачьи? Почему они двигаются?
— С-слушай, так кто же ты все-таки такая?
— Я Киару — одна из сильнейших волшебниц в этих землях, хотя ты навряд ли обо мне слышал. Пьяницы вроде тебя даже имени Короля не знают. — она кинула на меня презрительный взгляд и приказала кучеру остановиться.
Я решил промолчать. Слишком много информации за такое короткое время мне не осилить. Я еще не полностью пришел в себя, поэтому решил отложить разговор на потом, но девушка снова меня окликнула.
— А как тебя зовут?
— Меня… — хотел было начать я.
— Хотя не важно, буду звать тебя Кочерга.
— Ко… Что?
— Не важно. Сейчас у нас привал. Лошади устали, будем ночевать здесь. Держи одеяло. — она кинула в меня какой-то тряпкой, а сама улеглась на скамейке.
— Кстати! — вдруг вскочила она. — Из-за чего я тебя и подобрала-то… Доставай свой утюг!
— ЧТО?

Выбрали
- Сначала покажи свой


№3-4

… — Кстати! — вдруг вскочила она. — Из-за чего я тебя и подобрала-то… Доставай свой утюг!
— ЧТО?

・・・・・・・・・・・Глава 2.1・・・・・・・・・・・・

— Утюг показывай.
— Сначала покажи свой.
Девушка странно на меня уставилась.
— Слушай, мне кажется, ты какой-то неадекватный даже когда трезвый…
— Вот развяжешь меня, тогда и поговорим по-человечески.
— Да мне элементарно страшно тебя развязывать, ты какой-то псих!
— Сама ты псих!
— От психа слышу, псих!
— Нет, ты!
— Госпожа… — послышался хриплый голос кучера. — Будьте умнее: заканчивайте этот бессмысленный спор, пожалуйста. Время позднее, завтра с первыми лучами солнца выдвигаемся, дайте лошадям немного отдохнуть.
— Прости… — виновато откликнулась Киару, а потом опять повернулась ко мне и продолжила шепотом. — Нет, ты.
— Да ты издеваешься! — громким шепотом прохрипел я. — И может быть ты уже расскажешь, что вообще здесь происходит и где я нахожусь? Если расскажешь, то я покажу тебе свой «утюг», чем бы это ни являлось.
— Ну раз ты ничего не помнишь, то так и быть… — девушка глубоко вздохнула и устроилась на скамейке поудобнее.
Далее она рассказывала о том, как она встретилась со мной, как я пускал пузыри в лужу, как «сверкнул» каким-то магическим предметом… Я внимательно ее слушал и интеллигентно охреневал. Потом Киару заговорила о здешней стране, и мире в целом. Сначала она расказывала через силу, но потом вошла во вкус и стала рассказывать о всем подряд: о магии, об эльфах, ангелах, демонах, демонах, демонах, и о «Великом Пути», который служит проходом между мирами. Я внимательно слушал ее, иногда задавал вопросы и, в целом, охреневал еще больше.
И вот, Киару закончила свой рассказ обо всем подряд, когда уже небо озарилось предрассветным бирюзовым отливом….

・・・・・・・・・・・Глава 3・・・・・・・・・・・・

Повозка неторопливо ехала сквозь бескрайние равнины и небольшие перелески. Погода, в целом, стояла прекрасная: дул легкий ветерок и приносил с собой самые различные запахи: цветов, деревьев, шашлыка… Нет, запах шашлыка я сам себе напридумывал. Черт! Хочу шашлык… Но я связан. Впрочем, лежать связанным меня даже чем-то устраивало. Я так подумал, что мне уже не надо опять переться в шесть утра на ненавистную работу, чтобы опять крутить болты и трубы за мизерную зарплату… Так что, тут довольно неплохо. Меня снова окатил порыв легкого ветерка, который помимо приятного запаха принес с собой комара. Он уселся мне на щеку и начал свою трапезу. Но я не растерялся даже со связанными руками: я аккуратно пододвинул голову под скамейку и ка-ак шандарахнул по нижней ее части щекой, так и прибил летучую кровосисю. Бедная скамейка издала такой грохот, что аж лошади, везущие повозку, зафыркали и сбились с шагу.
— О! Он еще живой! — воскликнула Киару. — Ты дурак или что-то? Ты зачем скамейку ломаешь?
— Комар.
— То есть только смог вывести тебя из транса… Ты пролежал, пялясь в одну точку целый день. Я, кончено, понимаю, что у тебя сейчас шок, но ты не мог бы перейти этот кризис как-нибудь побыстрее, о ранимый человек из другого мира?
— Я все еще уверен, что это всего лишь сон. — пробубнел я и отвернулся.
— Ага, или ты вообще помер и попал в рай.
— В раю тебя на связывают веревкой и не пинают в лицо! Твой сарказм меня выводит из себя, хватит уже! Ведешь себя как цундере, аж тошно от тебя!
— Ладно-ладно! — раздраженно сказала девушка. — Поняла…
Она достала откуда-то небольшой кортик и тот с невообразимой легкостью перерезал веревки. Я сначала не поверил случившемуся, но через пару мгновений поднялся на ноги и огляделся вокруг. Немного опустив голову, я заметил сидящую Киару, которая раздраженно чего-то от меня ожидала, нервно топая железным носком своего сапога.
— О, теперь я смотрю на тебя сверху вниз! — довольно произнес я и ухмыльнулся.
— Кончай эти бесполезные разговоры и показывай ту вещицу.
Я вытерся от грязи какой-то тряпкой и достал из кармана телефон. Взгляд Киару сменился с раздраженного на заинтересованный. Я поведал спутнице об этом чудо-устройстве, его историю, его великое предназначение и много чего другого…
— Смотри сюда: это то, что мы называем «мемы».
Киару внимательно слушала меня и интеллигентно охреневала.
По окончании рассказа я решил показать ей свою коллекцию фотографий.
— Это я на дискотеке, а это я с друзьями, а это я в туалете блюю…
Мы еще некоторое время разглядывали фотографии с дискотеки, после чего, Киару с разочарованием спросила.
— Мда, и это все, чем вы, люди, занимаетесь?

Выбрали
- Нет, вот еще фотки с днюхи.


№5

・・・・・・・・・・・Глава 4・・・・・・・・・・・・
… Мы еще некоторое время разглядывали фотографии с дискотеки, после чего, Киару с разочарованием спросила.
— Мда, и это все, чем вы, люди, занимаетесь?
— Нет, вот еще фотки с днюхи. — не задумываясь ответил я, открывая очередной архив.
— И тут пьете.
— И тут пьем.
— А вы занимаетесь хоть чем-то помимо пьянок?
— Да, я могу показать фотки меня с унитазом.
— Спасибо, обойдусь.
— Нет-нет, смотри!
— Да отстань ты от меня со своими унитазами, извращуга! — Киару зажмурила глаза и отвернулась, но я все равно пытался показать ей фотку.
— Я вообще-то работаю с унитазами! Я за это деньги получаю! Поимей хоть немного уважения к чужому труду!
Кучер одним ухом слушал нашу болтовню и, тихо посмеиваясь, вел повозку, отбрасывающую на пушистой равнине длинные тени от заходящего солнца. Небо озарилось красным багрянцем, объяв пламенем все вокруг, вскоре спустились сумерки и кучер зажег лампаду. Огонек тускло мерцал на уставших лицах путешественников, покачиваясь за стеклом. Повозка неторопливо остановилась и кучер объявил привал. На этот раз я устроился уже не на полу, а на скамейке напротив Киару.
Ночь была тихой и ясной. Над головой рассыпались звезды, а ветер, какой-то по-особенному ночной, ощущался совсем иначе, нежели днем, будто окутывал тебя и убаюкивал шелестом травы… Этой ночью я не мог уснуть. Возможно потому, что я и так много спал до этого, но все же, мне казалось, что меня что-то беспокоит.
Я тихо встал со скамьи и присел на пол, свесив ноги с края повозки. Блеклый свет луны сверкал на колышемой ветром траве. Было очень тихо, даже сказал бы мертвенно тихо. Тишина, одновременно завораживающая и пугающая, объяла это поле. Не было слышно даже сверчков — только тихий шум ветра.
Сегодня, показывая фотографии с телефона, я опять вспомнил о прошлом. Хотя каком прошлом? Это было-то неделю назад… Я задумался. Меня терзали мысли о моих друзьях, родителях..: «Что если мы больше никогда не встретимся? А родители? Что сейчас происходит там, по другую сторону барьера? Неужели я так и останусь тут торчать до конца своих дней? Дернул же черт меня лезть в это дупло!» — я не заметил как вдруг стукнул по полу кулаком, на секунду поддавшись взыгравшим во мне эмоциям.
— Слышь, сова! — послышался сонный голос сзади. — Хорош стучать, иди спи!

Выбрали
- Мне приснился кошмар, можно к тебе под одеялко?


№6-7

・・・・・・・・・・・Глава 5・・・・・・・・・・・
… — Слышь, сова! — послышался сонный голос сзади. — Хорош стучать, иди спи!
— Мне приснился кошмар, можно к тебе под одеялко?
— Да, конечно, залезай.
— Что правда?
— Нет, кретин!
Я с разочарованием отвернулся и продолжил смотреть в пустоту. Поле вновь замолчало. Даже отвернувшись, я все еще чувствовал на себе тяжелый взгляд Киару и через некоторое время, когда неловкая пауза достигла своего апогея, она снова заговорила.
— И долго ты будешь так выразительно молчать?
— Молчу как мне замолчалось, тебя это не касается.
Киару вдруг толкнула меня сапогом в спину.
— Эй! — обернулся я. — Хватит меня уже пинать!
— Тише, идиот! Мы здесь не одни вообще-то. — Киару кинула взгляд на мирно сопящего кучера.
— Прости… Но ты сама меня провоцируешь.
Киару устроилась рядом со мной и так же свесив ноги с повозки, откинулась на пол.
— Знаешь, — с тихой усмешкой произнесла она. — это все похоже на сцену раскрытия персонажей… Мы будто герои какой-то книги…
— Мне тоже иногда так кажется… Только вот если это так, эту книгу все равно никто не купит — слишком убого она написана.
— Ты прав. Зачастую жизнь бывает настолько предсказуемой, что ты прекрасно знаешь, что тебя ждет дальше, но ничего не меняешь и смиряешься с участью. Все равно что читать дешевый роман. — немного подумав, она прибавила. — Хотя даже у таких кислых романов находится свой читатель...
— Это с какого перепугу у тебя раскрылись философские наклонности?
— Не знаю… Я просто часто думаю о подобном.
— И все же, отчасти ты не права. Кто ж знал, что я окажусь тут? Я вот не мог это предсказать. Значит жизнь все же умеет удивлять! Как говорится, редко, но метко.
— И то верно… Хотя я, глядя на твои фотографии, могу сказать, что твоя жизнь гораздо скучнее моей. От пьянки до пьянки, от работы до дома — и так всю жизнь.
— Ты так говоришь, будто я уже умер.
— Кстати! — вдруг встрепенулась Киару. — Посмотри вокруг!
— Что такое?
— Видишь? — Киару завороженно оглядывала поле. — Алиссум зацвел!
— Что за «алиссум»? Ты про эти маленькие белые цветочки? — я с трудом вглядывался в сумеречное поле. — Хорошо тебе с твоим кошачьим зрением, а я вот мало что вижу…
— Сейчас… — Киару вдруг положила свои пальцы мне на веки и что-то прошептала.
— Эй, ты что делаешь?
— Да погоди ты… Все, открывай.

-----------------------------— Глава 6 —---------------------------—

Киару убрала руки и когда я снова открыл глаза передо мной предстал неописуемый вид: луна, казавшаяся тусклым плевком в небе теперь светила словно солнце, а под небом сверкали белые поля, переливающиеся в синих лучах лунного света.
— Потрясающе… И все это — алиссум?
— Да. Он расцветает ночью и, черт возьми, какой у него прекрасный запах!
— Да? Я вот ничего не чувствую: у меня нос заложен.
— Дать платок?
— Нет-нет, все нормально.
— Ну ладно… — Киару вздохнула полной грудью и продолжила. — Знаешь, у нас есть одна легенда об этом цветке. Когда-то очень давно жил на свете один пасечник. Жил хорошо, была семья, дети… Только вот ничего он не успевал. Вечно откладывал на потом и в итоге не мог ничего сделать к сроку, но из-за того, что был он состоятелен, ему все прощали. Человеком он был не плохим, просто очень несобранным и рассеянным. Мог всю неделю провести на своей пасеке, а потом в спешке в последний день второпях доделывать оставшуюся гору дел. И вот, в один прекрасный день его дочь тяжело заболела от укуса бешеной лисицы. Жена попросила пасечника сходить в город за лекарствами, но что пасечник ответил, что сходит, но попозже. Вот вечер настал и пасечник вспомнил про обещание, ринулся со всех ног в город, но по дороге схватил его сердечный приступ и умер тот прямо на обочине. Пришел пасечник к Богам и попросил их вернуть его к жизни, чтобы он смог принести дочке лекарство, на что ответили Боги, что не могут воскресить его. Но один Бог сказал: «Ты был неплохим человеком. Я исполню твою просьбу как смогу. Я превращу тебя в цветок, который будет обладать чудодейственными свойствами. Этот цветок вылечит твою дочь. Но за твою

безответственность и привычку опаздывать он будет распускаться позднее всех — ночью!». Наступила ночь и все поле вокруг дома пасечника расцвело белым цветом и наполнилось сладким медовым запахом. Жена пасечника приняла это как знамение и приготовила отвар из этого цветка, который вылечил его дочь. Так растет этот цветок и поныне, напоминая нам своим запахом о рассеянном, но любящем пасечнике.
Киару еще раз глубоко вдохнула медовый запах поля и посмотрела на меня.
— Я хороший рассказчик, не правда ли?
— Ну есть такое… Я, правда, не особо понял к чему ты это рассказала, но легенда неплоха.
— Потом поймешь.
— Кстати, а куда мы все-таки едем? Уже который день хочу тебя об этом спросить, но никак удобного случая не представилось.
Ее лицо вдруг немного омрачилось, но тут же ее черты стали прежними.
— Мы едем в одно прекрасное место!
— Какое место?
— Не скажу. — лукаво улыбнулась она. — Пусть это будет небольшим сюрпризом для тебя.
— Мы разве не к тебе домой едем?
— Ну-у-у… — протянула Киару. — Отчасти и это верно.

Выбрали
- Юху! Я еду домой к девушке!


№8

・・・・・・・・・・・Глава 7・・・・・・・・・・・・
... — Мы разве не к тебе домой едем?
— Ну-у-у… — протянула Киару. — Отчасти и это верно.
— Юху-у! Я еду домой к девушке! — довольно пробормотал я отвернувшись.
— Не зазнавайся.
— А я и не собирался… — после небольшой паузы я добавил. — А откуда ты ехала?
— Я, можно сказать, путешествую по миру в поисках приключений…
— Тебя выгнали из дома, да?
— Ну… в общем… да. Хотя не то чтобы меня выгоняли… Я сама ушла. Просто мне, знаешь, осточертело сидеть в четырех стенах, с отцом я поругалась да и напросилась в поездку к нему. — она кивнула в сторону кучера.
— А вы с ним давно знакомы?
— Разумеется давно. Он, собственно, на нас и работает. Работа, — говорят, — у него тяжелая, важная, а мне вот и интересно стало.
— А кем он работает-то?
— Кучером, разумеется.
— Разве у кучеров такая тяжелая и важная работа?
— А как же. В конце концов, людей-то должен кто-то возить. Да и сидеть на месте не смыкая глаз по много дней не каждый сможет.
Мы оба посмотрели на спящего кучера.
— Кучера, как я читал, разговорчивые, зараза, — не заткнуть. А этот вон молчит днями напролет.
— Ну такой уж он человек. Однако в целом он добрый и безобидный, а главное — мудрый. Я даже слышала, что он никогда в жизни ни с кем не ссорился.
— Не, ну это уже байки.
— Байки байками, но по крайней мере я никогда не видела его хоть немного возмущенным — святой человек.
— Только вот что ни взглянь — мрачный как туча. Случилось что-то?
— Сама не знаю… Из семьи никто не болел, не умирал: у него-то и семьи нет…
— Так может в этом и причина? Сколько лет он один? Уже вон: волос седой виднеется.
— Не может он завести семью, все на работе пропадает. Уж слишком предан он своему делу…
— Настолько предан, что несчастен…
Киару глубоко зевнула и потерла глаза.
— Чего-то меня сморило. Я спать. — сказала она и устроившись на своей скамье, укрылась пледом. — И ты иди.
Я последовал ее примеру и тоже улегся на жесткую скамейку и попытался уснуть.

-----------------------— Глава 8: КТО ТЫ? —----------------------------—

Проснулся я уже в пути, когда солнце еще только начало припекать утренними лучами. Белоснежные поля исчезли и нас окружали уже привычные нам зеленые, выжженные солнцем луга. Киару уже давно проснулась и уставившись в небо, болтала ногами.
— О! — заметила она меня. — Утро доброе.
— Уже доброе?
— Не думай о себе слишком многого, я просто поздоровалась.
— Мы уже близко?
— Да. — ответила Киару вновь устремив взгляд к небу. — Мы около дня езды до туда.
— Еще один день? А пейзаж все не меняется…
— А что ты хотел?
— Ну я не знаю… Реки, там, горы, озера, да хотя бы лес какой-нибудь! Из-за этих бесконечных равнин я уже позабыл как выглядят деревья.
— Будет скоро. — вдруг послышался голос кучера.
— Лес? — переспросил я.
Киару оказалась первее и ответила за него.
— Да лес. В паре часов езды.
— Надеюсь, вы не три сосны лесом называете, а то в этих краях…
— Нет. — перебила Киару серьезным тоном. — Это большой и старый лес. Огромный. Я, конечно, там еще не бывала, но говорят, что он очень опасный.
— Так… А вот с этого момента поподробней.
— Этот лес… — Киару вдруг прервалась и уставилась куда-то в пол.
— Мы уже в лесу. — взволнованно объявил кучер и вдарил поводьями по лошадям так, что те, взвизгнув, помчались стрелой.
Из пола, куда с ужасом уставилась Киару, торчал и вертелся в разные стороны глаз. Как он там оказался и зачем — мне было не понятно.
— Господи! Что это? — воскликнул я, поджимая под себя ноги. — И в каком смысле «мы уже в лесу»? вокруг нас одни равнины!
— Это иллюзия леса. Мы въехали в него уже около часа назад! — пояснил кучер.
— Какого черта здесь вообще происходит?!
От сильного встречного ветра я зажмурил глаза. Когда я их открыл, я не узнал где нахожусь: темень, жуткая темень. Нас окружали какие-то черные высокие стволы, сквозь густую листву еле прорывался свет.
— Черт! Где мы?
— Он снял маску. — сухо ответил кучер, продолжая погонять лошадей.
Я стал замечать на стволах деревьев еще больше глаз и все они смотрели на нас. Киару побелела от страха

и съежилась в углу повозки.
Чем дальше мы заходили в лес, тем больше кора деревьев начинала светлеть и чем-то походила на человеческую кожу. Через пару минут весь лес окрасился в красные тона, кожаные деревья двигались и пульсировали, словно внутри них находились живые органы, а глаза на них то беспорядочно бегали взглядом, то буквально бегали, передвигаясь по кожаной коре с помощью каких-то тонких пальцевидных конечностей.
— Господи! Это точно лес? Только я один это вижу? — меня постепенно одолевала паника.
Никто мне не ответил: кучер сосредоточился на дороге, а Киару находилась в предобморочном состоянии.
«Расскажи свои грехи!» — послышался какой-то голос сверху. Я оглянулся, но никого не было. «Что ты наделал?» — послышался уже другой голос с противоположной стороны, но там тоже никого не было видно.
— Кто это?
«А кто ты!?» — вдруг послышалось отовсюду, будто каждая клеточка этого леса закричала на меня.
— Эй, Киару, ты это слышишь?
— Нет!! Нет! Отстаньте!! Отстаньте от меня!!! Я не виновата!! Я не виновата!!! Вон из моей головы!!! — Киару билась в истерике, изо всех сил закрывая уши руками.
А я стал слышать еще больше голосов отовсюду. Они были разные, но почему-то казались знакомыми… Казалось, они звучали прямо в моей голове: «От пьянки до пьянки...», «Ты меня слышишь? Слышишь ведь?», «О нет! Моя ваза!», «Ты идиот!», « Прости… Я ухожу...», «Итак, пишите объяснительную...», «Мама!!!», «Зацени чику...», «Да всего одну рюмочку, братан...», «Куда пошел так поздно?», «Помогите! Тут человеку плохо!», «Кирюха! Кирюха, ты меня слышишь? Братан, очнись!»…
— Кто ты? — вдруг послышалось совсем рядом.
Я опустил голову и наткнулся на самого себя. Я сидел скрестив руки на груди и надменно смотрел на меня. От шока я онемел и не смог произнести ни слова.
— Кто ты!? — вдруг закричал он
— Я-я не знаю…
— Что ты натворил?
— Н-незнаю… Н-ничего…
— Что ты натворил?
— Ничего…
— ЧТО НАТВОРИЛ?!! — взбесился тот, привстав со скамьи, а его вопрос прогремел по всему лесу.
— Ничего я не делал!! — крикнул я в ответ. — Что тебе от меня нужно? Что ты вообще такое, черт побери?!
— Я — твоя реальность.
— Какая реальность? Ты о чем?
— Реальность в которой ты жил, если это так можно назвать. Была ли это жизнь? Что это было? ЧТО?!
— Ч-что ты от меня хочешь?
— Что это было?!
— Я не знаю!
«Кто ты?» — опять послышались голоса сверху. «Что ты сделал?», «Что есть твое существование?», «Грешник или страдалец?», «Убийца или убиенный?».
— Я не знаю!!!
— А я знаю. — ответил я, сидящий напротив. — Ты убийца.
— Что? Но почему?
— Ты убил человека.
— Как? Когда? Я не убивал!
«Убил! Убил человека! Убийца! Убийца!»
— Ты убил его жестоко, беспощадно. Он даже не успел понять этого.
— Никого я не убивал!
— Этот человек до сих пор не понимает.
— Да кто этот человек!? Кого я убил!? Скажи уже!
— Ты еще не понимаешь. Ты все еще идиот!
— Да я идиот, чего вы от меня добиваетесь?
— Расскажи нам, что ты сделал.
«Расскажи! Что ты сделал? Кто ты и чего заслуживаешь?»
— Сделал когда?
— За всю свою жизнь.
— Я много чего сделал.
— Докажи!
— В моей жизни много чего произошло!
— Расскажи!
— Что мне вам рассказывать?
— Все!
— Так и быть, я расскажу! Вы довольны? В детстве я разбил мамину вазу и свалил все на младшего брата-инвалида; плевал на мнение родных и не родных мне людей, люди плевали на меня в ответ; я вел разгульный образ жизни, имел вредные привычки; однажды я даже трахнул девушку своего друга! Меня прощали и не прощали, меня избивали и хвалили... Я не оправдал ожиданий собственной матери даже перед ее кончиной! Я глуп! Я труслив! Я маменькин сынок! Я несамостоятельный и безответственный! Я работал на ужасной работе, я не мог завести семью, я не мог вернуться к нормальному образу жизни, я не мог жить в принципе! Я мог только бессмысленно существовать от одной пьянки до другой. Хотите, чтобы я признал свою слабость? Я признаю! В алкоголе я топил все несбывшиеся ожидания и мечты, всю ту боль, через которую я проходил, всю радость, которая теперь казалась просто насмешкой над моим эгом. Заместо того, чтобы все решать я это топил,

топил, безжалостно убивал в бокалах спиртного! Я слаб! Я слаб! Я немощен и бесполезен! Я живу эту жизнь зря! Вы довольны таким ответом? Вы хотите еще?
— Итак, что же ты сделал?
— Ничего. Я не сделал ровным счетом ничего.
Второй я внезапно побелел, глаза его закатились, кожа обвисла и начала плавиться. Вместе с кожей, оплавилось мясо и внутренности. Сильный порыв встречного ветра сдул прах с повозки, оставив на скамейке только еще бьющееся сердце, из которого на меня смотрел очередной глаз. Вдруг сердце отрастило себе какие-то странные конечности, похожие на пальцы и ловко спрыгнуло со мчащейся на всей скорости повозки.
Я оглянулся и с огромным облегчением заметил, что мы уже выезжаем из леса. Глаза отовсюду исчезли и деревья стали прежними.
Киару лежала под скамейкой в слезах и дрожала. Мне тоже очень захотелось забиться под скамейку. Я обхватил голову руками и что есть силы закричал.
Немного успокоившись, я последовал примеру Киару и забился под скамейку.

Выбрали
- ...


№9

・・・・・・・・・・・Глава 9: Я... ・・・・・・・・・・・・
Взглянув на Киару, я решил не тревожить ее. Думаю, ей самой стоит разобраться в себе. Насильно лезть другим людям в душу — не мой подход, поэтому я попытался ни о чем не думать и постарался побыстрее уснуть.
«Что ты за человек такой?» — вновь раздался голос в моей голове, но на этот раз со мной говорило подсознание. — «У тебя было все, а остался лишь ты. Лишь ты и ничего более. Пустота. Абсолютная пустота. Ты полый человек — оболочка.»
«Но я хочу заполнить пустоту!» — в мыслях оправдывался я сам перед собой.
«Чтобы заполнить пустоту, тебе надо закрыть дыры в своей душе. Ты не сможешь набрать воды в дырявое ведро, не залатав его.»
«Чем же мне их закрывать?»
«Силой воли.»
«Но чем мне наполнять ведро?»
«Тем, что дороже всего на свете. Что для тебя дороже всего?»
«Не знаю…»
«Ты сам, не так ли? Ты потребляешь то, чем ты заполняешь свое ведро и этим питаешь свое «я», но ты не можешь съесть самого себя, как бы ты ни пытался.»
«Я не знаю чем мне его наполнить.»
«Потому что у тебя больше нет выбора. Ты опоздал.»
«Но почему?»
«Убитый тобою человек забрал его с собой.»
«Но кто же он?»
— Эй, Кочерга, вставай!
Я открыл глаза и увидел сапог Киару, который тыкал меня в бок своим железным носком. Я, кряхтя, выполз из под скамейки и вновь встретился взглядом с уже до боли знакомыми бескрайними равнинами. Только на этот раз это были уже не те шумные и живые луга, по которым гулял прохладный ветер и летали комары. По этим полям не гулял ветер и трава потеряла свой яркий окрас. Эти равнины окутала сплошная и давящая тишина. Кучер уже не гнал лошадей и повозка спокойно катилась по протоптанной дороге.
— Киару… — начал я.
— Что такое?
— Можно ли мне как-то вернуться в свой мир?
— Хочешь домой, да? — она улыбнулась какой-то странной грустной улыбкой и отвела взгляд.
— Хочу.
Киару ничего не ответила, а только вздохнула и подперев рукой подбородок, уставилась на блеклые поля.
— Я тоже хочу… — она взволнованно вздохнула и продолжила. — Я была такой дурой… Такой дурой… Чего мне стоила та ссора? Чего? — она всхлипнула, вытирая накатившиеся слезы. — Теперь только я, дядя Харон и бескрайние пустые чертовы поля! — Киару с яростью ударила кулаком по скамейке.
— Погоди, о чем ты говоришь?
— Я поспешила… Я слишком рано ушла… Слишком рано кончилась моя жизнь и началось существование. Я просто хотела, чтобы меня оставили в покое! Я просто хотела спокойствия и умиротворения!
— Поэтому ты напросилась к нему? — кивнул я в сторону кучера.
— Да… Я знала, что больше не вернусь, я знала, что моя прежняя жизнь на этом оборвется. Однако мной управлял момент, мгновение… Вот он, казалось, рай! Все чего я желала в тот момент было в этой повозке… Но момент прошел… С ним прошла и моя жизнь…
— Так… Погоди… Да что тут, в конце концов, происходит? Почему ты не можешь вернуться?
Киару тихо рассмеялась, закрыв лицо руками.
— Да что такое? — недоразумевал я.
— Прости… Ты действительно дурак. — Киару шмыгнула носом и вытерла платком слезы. — Мы, кстати, уже близко.
Киару смотрела куда-то вдаль, где на горизонте виднелась какая-то тонкая длинная желтая полоса и два дерева.
Вдруг она достала из под скамьи какой-то сундук и стала в нем копаться, после протянула мне длинную белую рубашку.
— Вот, держи.
— Что это?
— Переодевайся. Не будешь же ты все время в этой грязной куртке ходить.
— Спасибо, конечно, но у тебя не найдется чего-нибудь другого?
— Чего другого? Переодевайся давай. Я отвернусь, если ты стесняешься.
— Будь так любезна.
Я переоделся и мы оба снова сели и уставились в горизонт в молчаливом ожидании неизвестно чего. А желтая полоса становилась все ближе и ближе, и сверкала словно золото… Это было пшеничное поле.
— Кочер… Нет… Как тебя зовут? — вдруг робко спросила Киару.
— Вау! Какие вопросы!
— Не хочешь говорить — не говори!
— Ладно-ладно тебе… Кирилл.
— Кирилл, возьми это… — Киару протянула мне веточку алиссума. — На память…
— С-спасибо… Но…
— Чщ-щ-щ... — перебила Киару, приложив палец к губам и покачав головой. — Все рано или поздно забывается…
К тому времени, тонкая полоска уже превратилась в отчетливо сверкающее золотом пшеничное поле. Подъезжая к паре деревьев, стоящих по обе стороны дороги, словно привратники, лошади перешли на неторопливый шаг.
— Мы что уже приехали? — спросил я.
— Да. — подтвердил кучер.
Повозка проехала немного вглубь пшеничного поля и остановилась. Я на секунду замешкался, не зная что делать, но потом мигом спрыгнул с повозки и потянулся.
— Наконец-то! — воскликнул я, вытягивая спину и разминая просиженные ягодицы. — Только я что-то не вижу никакого дома, Киару. Он где-то спрятан?
Только вот я единственный спрыгнул. Я обернулся на своих спутников, но не заметил таковых, как и повозки, на которой приехал. Ничего вокруг не говорило даже о том, что она тут когда-либо была. Я обернулся в сторону, откуда мы приехали, где стояла пара деревьев у дороги… Но и тех не было…
— Черт! Что здесь творится? Что происходит?! — в панике оглядывался я. — Нет-нет-нет-нет-нет! Как так? Они же стояли здесь… Только что! Я же не сошел с ума? Не сошел ведь?! Они же…
Тут я вспомнил про цветок, который дала мне Киару и вдруг меня осенило.
— Погоди… Я понял… Я понял! Я понял, Киару! — крикнул я в небо.
Я рассмеялся. Я смеялся так, как никогда в жизни не смеялся. Смеялся над своей глупостью, смеялся над безысходностью и плакал над ней же, я наконец понял, что мне пытались донести те голоса в лесу, что говорила мне Киару и что я говорил сам себе. Я понял ту истину, которую не мог описать словами, я понял то, из-за чего оказался здесь. Я стоял на коленях и смеялся, а вокруг меня простиралось бесконечное пшеничное поле… и тишина…
КОНЕЦ

Группа, в которой выпускалась новелла - ЫЪЫЪЫЫ НОВЕЛЛА
Группа-Организатор - MosiMosiStudio


Автор материала: Ziczin
Материал от пользователя сайта.

Творчество 08 Октября 2019 397 Ziczin MosiMosiStudio, Ивент-Новеллы 3.4/10

Комментарии (4):
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
0
1 Dasgun   (08 Октября 2019 21:45)
37873
Ясненько-понятненько

0
2 Lisper   (08 Октября 2019 21:52)
87222
Это итог конкурса ивент-новелл, или я опять не в теме?

0
4 Ziczin   (08 Октября 2019 22:10)
88117
Из краткого описания: "Новелла закончена преждевременно по личной инициативе автора"
Все результаты будут вечером в субботу/воскресенье

0
3 Хемуль   (08 Октября 2019 22:00)
87473
Спасибо автору, было очень интересно читать. Стыдно, что алкаш-сантехник оказался намного умнее меня и сумел хоть как-то осмыслить происходящее. Лично до меня так и не дошло, что именно случилось, и что имели в виду Нека и голоса. Но, как я уже писал, даже вопреки этому история, всё равно, показалась вполне любопытной.